Военно-полевая медицина для партизан и медицинский геноцид в СССР.

Очень полезная "вправляющая мозги" книга. Первая часть рекомендована к прочтению каждому дабы этот "каждый" как минимум не вредил своими действиями ближнему, попавшему в одну из "задниц", которые так регулярно встречаются в нашей жизни. Не думаю, что простой человек сможет заменить даже малоквалифицированного хирурга, но когда близко никого нет - знания, подчерпнутые в этой книге могут спасти чью то жизнь... ...возможно...

20.08.2010

В качестве иллюстрации, что время, когда помощи ждать будет не от куда, не за горами и уже сейчас практически любой житель Россиянии может попасть в ту же ситуацию в какой оказалась женщина из этой статьи //dvvedomosti.ru/news/people/?id=2469 (Скрин)- из за врачебной волокиты и отсутствия средств ей пришлось самой себе, дома на кухне, вырезать опухоль груди.

Возможно она поторопилась, возможно вырезала безобидное уплотнение, возможно даже что врачи своим бездействием спасли ей жизнь, не залечив до смерти, но этот случай все равно попадет в копилку фактов, говорящих о том, что зверинный оскал Россиянской медицины может скоро вынудить многих из нас приобрести навыки хирурга.

14.10.2010

Иллюстрация вторая, показывающая что даже когда врачи вроде бы как хотят сделать Вам добро - не факт, что они смогут это сделать. Медиков последнего поколения как то очень странно обучают так что встреча с ними может быть опасна для жизни...

Вот тут можно почитать как родители одной маленькой девочки заплатили жизнью дочки из за не знания элементарной техники безопасности при общении с незнакомыми представителями системы "здравоубиения": //www.lifenews.ru/news/40654 (Скрин)

20.04.2011

Иллюстрация третья, окончательно избавляющая от иллюзий что врачи в россиянии в случае нужды Вам помогут - они уже даже правителям не особо помогают :о) (Скрин)



Военно-полевая медицина для партизан и медицинский геноцид в СССР.

Проф. Камергерский Т.П.
2006 год.

Оглавление

1). Основы военно-полевой медицины для партизан и подпольщиков.

2). Вредительское значение хирургической семьи Вишневских в советской хирургии.

Партизанская хирургия - это оказание помощи раненому в полевой обстановке, или на нелегальном положении. Для того чтобы правильно помочь раненому, надо чётко представлять себе, как организм сам пытается справиться с нанесённым ему повреждением и помочь ему в этом. Разобравшись с естественным ходом вещей, вы сможете грамотно помочь в лечении матушке-природе, или хотя бы - не навредить раненому.

На каждое повреждение тканей, будь то обычный порез или же тяжелейший «инфаркт» организм отвечает длительным (до месяца) поэтапным процессом заживления. Раневой процесс протекает тремя классическими стадиями-фазами, которые присутствуют во всех классификациях во всех учебниках по всему миру. Сам момент ранения мы не берём за стадию, поскольку это только момент, и раненый попадает в наше поле зрения только после этого - на любой из трёх последующих стадий.

Более того, если раненому будет сделана хирургическая обработка раны, то последующие три стадии раневого процесса будут разворачиваться уже с момента хирургической обработки раны, которая для самого организма будет являться уже новой травмой, новым повреждением тканей тела.

Итак, запоминаем три стадии любого раневого процесса как «Отче наш». Всё остальное – это не суть дело. Всё остальное: пуля или нож, тайга или пустыня, зима или лето, носилки или на своём горбу, разные лекарства в разных странах и т.д. – это важно, но это разности. А вы должны помнить, что главное одно - знать стадии раневого процесса и как организм сам отвечает на повреждение. Потому что только тогда вы сможете не мешать, а помочь организму самоизлечиться. Потому что в подавляющем большинстве случаев раненые умирают не только от неоказания медицинской помощи, но и от оказания медицинской помощи неправильным способом. А неправильный способ оказания медицинской помощи - это какой? Это тот, который мешает нормальной реакции организма на повреждение. Если вы будете знать нормальную реакцию организма на повреждение, то вы сможете оказать помощь, даже если вы в лесу и ничего у вас с собой нет.

Фазы нормального раневого процесса.

1) Фаза отёка. Первая реакция живой ткани на повреждение – это нарастание боли, отёка, и красноты повреждённых тканей. Продолжается эта фаза около суток.

2) Фаза острого воспаления продолжается неделю-другую, в зависимости от тяжести ранения.

3) Фаза заживления или фаза образование рубца длится до 4-х недель с образованием рубца (шрама), или, в случае неблагоприятного исхода, оставляя дефект, язву или свищ.

Первая фаза раневого процесса – фаза отёка.

Теперь подробнее о первой фазе, фазе отёка, развивающегося сразу после ранения, с резким усилением боли и покраснением окружающих тканей.

Не надеясь на постороннюю помощь, организм сам стремится промыть рану, то есть удалить частички земли, грязи, микробы и даже поврежденные нежизнеспособные кусочки собственной ткани.

Как организм это делает? – Кровотечением, самой истекающей кровью и тканевой жидкостью, кровяной плазмой, лимфой, которые и будут приливать к месту повреждения в течение всех первых суток. Кровь и отёчная жидкость доставляют в рану мириады биологических факторов заживления, среди которых можно выделить известные науке: антитела, клетки иммунитета, фибрин, тканевые гормоны. А сколько неизвестных науке заживляющих факторов приносятся в рану с кровью? Ещё больше.

Отсюда первый вывод: если не повреждён крупный сосуд и кровь не бьёт фонтаном, не бросайтесь останавливать кровотечение. Позвольте организму промыть рану своими собственными соками, кровью. Дайте возможность организму самому промыть рану. Помните, что кровь имеет свойство самосворачиваться и останавливать кровотечение. Но для этого надо немного подождать, хотя бы минут пять, если кровотечение небольшое дайте ране покровить и кровотечению остановиться самостоятельно.

Без всякого вреда можно позволить организму потерять около пол-литра крови. Это количество крови без всяких последствий забирается у доноров крови. Однако если разбить об пол пол-литровую бутылку крови, то будет впечатление, что весь пол залит кровью. Это ложное впечатление. Зрелищем пролитой крови впечатляться не надо. Надо обращать внимание не на пол, и не на залитые кровью одежды, а на объективные признаки, которые могут говорить о сильном кровотечении: когда алая кровь бьёт фонтаном из повреждённой артерии. Но отсутствие видимого фонтана крови не отметает того, что этот фонтан может бить внутри тела, мы просто его не видим, этот фонтан, но раненый в шоке, при этом раненый имеет даже не белую, а серую кожу или влажный, холодный пот. Если этих признаков нет шока от кровопотери – можно не торопиться и дать ране немного покровить, а в это время обратить внимание на саму рану и помочь организму промыть её.

Надо взять любую чистую воду, только не из под крана, которая всегда инфицирована, и промыть рану до видимой чистоты. Если в наличии вода только из-под крана, то надо предварительно вскипятить и остудить её. Для промывания раны можно использовать многие жидкости. При этом надо руководствоваться здравым смыслом.

Здравый смысл заключается в чём? Все вещества делятся на водорастворимые и жирорастворимые. Отсюда и подход к промыванию ран. Обычная грязь и земля имеют, и жиро и водорастворимые субстанции. Поэтому мы должны применить для промывания и мыльную воду и сильно разбавленный спирт, что собственно, надо применять во всех случаях, то есть не один, а два типа растворителя.

При отсутствии спирта можно развести немного ацетона.

Можно ли промыть рану вином? – С одной стороны там приемлемый малопроцентный алкоголь, а с другой стороны вино и пиво - это продукт брожения микробов.

Можно ли промыть рану спиртом?

Водка – это концентрированный алкоголь, который убивает микробов. Концентрированный алкоголь ещё отнимает у живых тканей воду, оказывает так называемое, дубящее действие. Но нужен ли нам такой водоотнимающий эффект в нашу стадию отёка? – Не совсем. Но если мы разбавим водку до содержания спирта как в вине или пиве, то есть до 2-5%, то есть бутылку водки на 10 литров воды, то это будет прекрасная промывная жидкость, особенно если рана загрязнена грязью маслянистой, типа мазута или машинного масла.

Из прекрасных промывных жидкостей надо отметить простейшие: обычную мыльную воду и слабый раствор марганцовокислого калия (марганцовки). Если рана загрязнена землёй, то с обычного мыльного раствора воды и надо начинать промывать рану. В конце концов, можно взять любой антисептик, растворить его немного в ведро воды и промыть рану. В конце концов, в пустыне можно просто помочиться в рану, чтобы хоть вымыть песок. – Моча стерильна.

Из стадии отёка вам должно быть понятно, почему раненые всё время просят пить? Организм, стремясь промыть рану, перераспределяет свою внутреннюю воду в повреждённые ткани, поэтому другие органы обезвоживаются. При больших кровопотерях обезвоживание организма может само по себе угрожать жизни раненого. Поэтому при тяжёлых травмах нужно обильное питьё. А не сможет раненый пить из-за потери сознания - обязательно внутривенное вливание, хотя бы самого простого, физиологического солевого раствора капельницей. Пить лучше давать подогретые жидкости.

Широко имеющуюся в наличии водку давать раненому можно, но только немного, не более 1 миллилитра на 1 кг веса тела. Почему? Потому что алкоголь сильно расширяет сосуды, и в большой дозе, больше вышеприведённой, резко уменьшает шансы на выживание у раненых с большой кровопотерей и тяжёлой травмой. Таким образом, алкоголь раненому можно дать только очень немного. Обезболивать надо наркотиками. Водка, как метод обезболивания - очень плохая замена наркотикам. Водка, строго говоря, не обезболивает вообще. Водка замутняет человеческое сознание, при этом восприятие боли не уменьшается, а скорее наоборот, обостряется. Соответственно, под алкоголем раненый с острой болью только приходит в состояние возбуждения. Под действием водки, раненые только может не так бояться предстоящей операции и весь положительный эффект.

Весьма интересен обезболивающий эффект наркотиков: боль человек всё равно чувствует – просто под наркотиком человек не воспринимает её отрицательно.

Как так, скажете вы? А вот так – человек понимает, что боль у него в теле где-то есть, но у него нет отрицательной на боль реакции. Боль как бы чужая и не принадлежит его телу, он воспринимает боль, типа как предмет, который он видит лежащим на столе, и который к нему не относится.

Современная война характеризуется применением на гражданском населении самых современных типов уничтожения людей, и надо ожидать самых неожиданных ранений. В Ираке и Афганистане описывают применение западной коалицией пуль, которые, например, входят в ногу, а выходят в голове.

Или применение лазерного оружия. Описывают, что рейсовый автобус в Ираке поражённый лазерным лучом имел внутри трупы пассажиров, которые внешне вроде были, как бы не очень повреждены. Но при осмотре, оказалось, что их как будто час варили в микроволновой печи – они были все сварены насквозь и их глаза и зубы были сгоревшие.

Наиболее частыми будут огнестрельные раны. Огнестрельные раны от пуль и осколков, характеризуются очень большим поражением, вследствие торможения пуль и осколков живой тканью тела. Прекрасные успехи американской военной хирургии были вызваны широким иссечением огнестрельных ран. Что такое широкое иссечение раны? Это значит, что вырезать надо ткани намного шире, чем по раневому каналу. Пример – дырка от 9ммм пули пистолета Макарова будет означать, что иссекать надо будет сантиметров пять в диаметре.

Тут надо знать, что непосредственно после огнестрельного ранения, огнестрельная рана имеет широкую зону внешне сохранных, но на самом деле нежизнеспособных тканей, которые в течение суток омертвеют и изменят свой цвет на серый.

Однако проблема хирургической обработки огнестрельной раны на поле боя никак и не стоит, и никто её на поле боя и не делает. Поэтому лучше приступать к выполнению иссечения огнестрельных хирургических ран, после того как сам организм цветом омертвевших тканей покажет, где проходит граница между омертвевшими и здоровыми тканями.

Раны от холодного оружия, несомненно, наиболее доброкачественные. Они не требуют никаких широких иссечений, но только промывания и зашивания повреждённых органов и тканей.

Особыми видами ранений являются ожоги и отморожения. Именно в этих случаях, в виду внутреннего сосудорасширяющего и внешнего дубящего действия, положительное действие оказывает как внутреннее, так и наружное применение водки.

Что такое ожог или отморожение? Это той или иной степени омертвение кожи и даже подлежащих тканей вследствие крайностей температур.

Только при ожоге кровеносные сосуды тканей, прилежащих к некрозу максимально расширены, а при отморожении максимально сужены.

При ожогах сосуды тканей настолько расширены, что при большой площади ожога из этих сосудов начинает сочиться угрожающее количество кровяной плазмы. Раненый начинает терять такое огромное количество кровяной плазмы, то есть жидкой составляющей части крови, что это становиться угрожающим для жизни состоянием и проблемой номер один.

Если же мы щедро зальём большой ожог водкой или спиртом, и наложим давящие водочные повязки, то спирт проявит своё прямое водоотнимающее, дубящее действие, непосредственно закроет сосуды и прекратит угрожающее жизни раненого плазмоистечение из ожоговой поверхности.

Для предотвращения потери плазмы крови через большие ожоги мы можем употреблять все натуральные вещества, которые содержат дубящие, вяжущие вещества – танины, и это в первую очередь крепкий чай. Лучшее, что вы можете сделать для ожогового раненого – это: залить её водкой, обложить всю ожоговую поверхность одним слоем марли, которую всю обложить обычным заваренным чаем (мокрой заваркой) и сверху обмотать бинтами. Когда будете делать перевязку, вся чайная заварка удобно удаляется вместе с удалением марли. Если вы думаете, что лучшие медицинские средства продаются только в красивых тюбиках и фирменных упаковках, то вы думаете неправильно.

Смазывать ожоги жирными мазями можно только в случае лёгких ожогов, проявляющихся покраснением кожи. Если ожог белесого цвета, то есть серее окружающей кожи, значит, ожог тяжёлый и мазать жирными мазями нельзя ни в коем случае, вследствие создания условий для развития анаэробной инфекции.

При отморожениях, когда люди растирают отмороженное место снегом, то за этим стоит попытка растиранием открыть закрывшиеся сосуды кожи, восстановить кровообращение, и предотвратить омертвение кожи.

Правильно ли это действие?

Если отморожение не достигло степени омертвения кожи, то правильно. Но если уже кожа омертвела, то растирание только травмирует мёртвую кожу и грозит развитием инфекции. А откуда мы можем знать, омертвела кожа или нет? – Приблизительно, по времени нахождения на морозе. По цвету, в отличие от ожогов мы уже не можем определить есть омертвение или нет. Для возникновения омертвения, надо находиться на морозе достаточно долго. Но в любом случае наложение на отмороженные места водочной повязки – это самое лучшее, что может быть сделано для восстановления кровообращения в отмороженном месте. При этом также надо дать водку внутрь в сосудорасширяющем количестве, то есть не более одного миллилитра водки на один килограмм веса тела. В народной медицине с целью согревания отмороженного места мазали его гусиным или любым другим жиром, но лучше наложить водочную повязку. Жирные мази, всё равно при тяжёлом ожоге или тяжёлом отморожении, всегда грозят развитием инфекции вследствие создания анаэробных условий.



О прикладывании льда.

Прикладывание льда к ране на догоспитальном этапе, когда задерживается первичная обработка раны будет охлаждать рану и задерживать развитие инфекции, и поэтому на догоспитальном этапе лёд может краткосрочно использоваться с этой целью. Лёд можно прикладывать к телу только через материю. Но после операции, поскольку лёд понижает температуру повреждённой ткани и задерживает реакцию живой плоти на повреждение, то охлаждение, задерживая нормальные физиологические реакции организма, будет задерживать и выздоровление. Поэтому после операции использование льда не рекомендуется.

Непосредственно после ранения, у раненого развивается сильная боль, кровопотеря, обезвоживание, появляется рана и, соответственно, неспособность нормальной функции.

Вы дали ему укол наркотика или немного алкоголя, промыли рану и залили её антисептическим раствором, возможно, поставили капельницу, дали антибиотик, и должны наложить повязку на предмет предотвращения дальнейшего загрязнения раны при транспортировке.

Теперь, исходя из того, что вы знаете, что в ране развивается отёк и прилив крови, по идее никогда повязки не должны быть плотными и давящими, но это больше относится к стационарному ведению раны. Непосредственно после ранения, когда нам надо транспортировать больного, и ещё, может быть, остановить продолжающееся кровотечение, давящие повязки накладывать надо.

Остановка кровотечения. В аптечках обычно может иметься жгут. Старайтесь никогда им не пользоваться.

Способ остановки всех кровотечений только один: берётся ролик бинта, и, не разматывая, рукой достаточно сильно придавливается на место кровотечения и держится минут 5-10-20. Обычно кровотечение всегда останавливается. Почему? Потому что кровь обладает способностью к самосвёртыванию. Но кровь сворачивается не раньше чем через 5 минут. Плюс большая скорость истечения может задерживать этот процесс. Поэтому минимум 15-20 минут вы должны давать на источник кровотечения роликом бинта. В 99% случаев кровотечение будет остановлено. Только редко, когда кровь будет бить фонтаном из артерии, можно попытаться затянуть жгут, и во время перетяжки, при отсутствии крови в ране, попытаться наложить металлический зажим на пульсирующую артерию. Если не удаётся найти артерию, прижимайте снова бинтом и снова давите и держите, хоть двумя пальцами сдавливайте сосуд. Кровь может свернуться даже в артерии, надо только держать хорошо и настойчиво. Жгут же нельзя держать долго на конечности. Его только можно использовать очень кратковременно, для временной остановки кровотечения. Часто конечности терялись не от раны, от наложения жгута.

Затем накладывается давящая повязка. Каким образом? На место кровотечения, не разматывая, накладывается ролик бинта, если надо два, сколько понадобиться, и это всё туго приматывается к телу.

Повязки необходимо накладывать из имеющейся в наличии хлопковой чистой натуральной ткани, кроме синтетики. Синтетику нельзя использовать в качестве перевязочного материала, поскольку она не даёт ране дышать и катастрофически увеличивает развитие анаэробной инфекции, то есть гангрены. В американской медицине нет хлопковой, обычной советской ваты. Вся вата у них – синтетическая, поэтому они ей пользуются, только если кожу спиртом протереть, но не для повязок.

При переломах костей на поле боя из любой длинной палки делается шина, и конечность с переломом прибинтовывается к любой импровизированной шине так, чтобы не смещалась, поскольку важно предотвратить смещение обломков кости и повреждение сосудов и нервов их острыми краями.

Ещё раз о том, почему надо дать пить или поставить капельницу? Потому что организм при ранениях теряет много крови и воды. Настолько много, что он может просто умереть от «пустого сердца», оттого, что в сосудах нет крови, от кровопотери, оттого, что крови стало мало, сердце «пустое», и оно останавливается просто оттого, что ему нечего качать.

Поэтому всем раненным желательно ставить капельницы или хотя бы давать обильное питьё.

Вы не помните по литературным повестям, что раньше раненым пить не давали? Если вы будет изучать медицину серьёзно, то быстро поймёте, что война людей убивала, а медицина - добивала раненых.

Даже при ранении живота или кишок - раненому, если он в состоянии глотать, нужно сразу же давать пить, поскольку первая угроза его жизни - это кровопотеря и шок. А если уж больной протянет до операции, то ему там хирурги всё в животе и почистят и зашьют. Об этом вам пока беспокоиться не надо.

Отсюда следует следующее главное обращение с раненым, чтобы раненный не умер от «пустого сердца», его нельзя держать вертикально. Раненый должен лежать и транспортировать его надо только в лежачем состоянии с капельницей в вене.

Без всякой мистики, в вену при любых обстоятельствах и всегда капается только стерильный подсоленный раствор воды, называемый «физиологическим раствором». Чистую воду лить в вену нельзя - это вызовет разрушение клеток крови, что само по себе угроза для жизни пациента.

Переливать кровь в полевых условиях - условий нет. Кроме этого переливание крови всегда сопряжено с лабораторным определением группы крови, её наличием, и другими головоломками.

Да и капельница не всегда доступна. Это зависит от наличия специальных приспособлений и фабричных флаконов с физраствором. Но уж пить-то раненым давать надо - при любых обстоятельствах.

При внутривенном вливании скорость вливания капельницы зависит от артериального давления крови, достаточно поддерживать хотя бы на минимальном уровне 80/40, что соответствует давлению, при котором сохраняется кровообращение сердца, мозга и других жизненно важных органов.

При отсутствии в полевых условиях аппарата для измерения давления, необходимо поддерживать скорость вливания или пытаться давать пить так, чтобы у раненного не было синюшных губ, ногтей, выраженной бледности. А главное, - пота! Влажная кожа - это очень плохой признак, говорящий о сильнейшей внутренней кровопотере и шоке. Это признак наступающей смерти. В этом случае надо предпринять всё, чтобы каким то образом наладить внутривенное вливание и внутримышечной инъекцией сделать наркотик.

Внутривенно наркотик делать нельзя. Поскольку все наркотики усугубляют падение давления и угнетают дыхание, на фоне сильной кровопотери введение наркотика внутривенно может остановить и дыхание, и сердце. Но и не делать наркотик нельзя, потому что первое, что надо делать - обезболить раненого и предотвратить развитие болевого шока.

Шок - это угрожающее состояние для жизни раненого, которое надо срочно лечить, иначе оно закончиться смертью раненого!

Шок сам по себе не проходит. Шоки могут быть разные: болевые, от кровопотери и малокровия, травматические, психические, которые называются на войне «контузией», токсические и т.д. Шоки могут комбинироваться, то есть складываться от нескольких причин.

Американские солдаты не зря каждый имеет в своей личной аптечке: зажим, пинцет, ножницы, скальпель, шприц, резиновый жгут, ампула с наркотиком, ампула с антибиотиком, марля, бинт, фляга с кипячёной водой, фляга с антисептическим раствором. Капельницу и бутылку с физраствором, как и носилки, желательно иметь хотя бы одну на тактическую боевую единицу, где-нибудь поблизости от места боя.

Необходимо отметить, и подчеркнуть, что сама первичная хирургическая обработка раны и иссечение омертвевших и повреждённых тканей тоже является, в свою очередь, повреждением - новой травмой для раненого, и все фазы заживления раны, начинают считаться заново от операции.

Например, бойцу оторвало руку. Ему сделали морфий, залили рану антисептиком, промыли рану в полевых условиях, сделали укол антибиотика, наложили повязку, дали пить, и не было возможности доставить его в больницу раньше чем через двое суток. Через двое суток его доставили в операционную и сделали операцию. Все фазы заживления раны считаются теперь от момента операции, то есть от последней травмы.

В чём суть хирургической обработки раны? Любая рана: огнестрельная, от удара, раздавленная, отпиленная, и так далее, превращаются в резаную рану. Огнестрельные раны особенно коварны и иссекаются очень широко и с большим запасом. Ни в коем случае нельзя оставлять в ране не удалённую, мёртвую или мало жизнеспособную ткань. Такая плохая ткань потом будет только выгнаиваться.

Хирурга не интересует, какой потом останется дефект ткани. Он должен добросовестно удалить всю нежизнеспособную ткань. А какой останется дефект - это уже проблемы, до которых раненому ещё надо дожить.

По размеру мы можем все раны разделить на два очень важных вида. Первый вид называется в советской и российской хирургии - раной, заживающей «первичным натяжением». «Первичное натяжение» - это какие-то неучи перевели на русский язык иностранное слово «intention» - как «натяжение», в то время как оно переводится, как и звучит на английском языке - как «намерение».

Итак, по размеру различаются раны, заживающие «первичным намерением», то есть гладко, «набело»; и «вторичным намерением», то есть, вследствие большого дефекта, не гладко, а как придётся, «как черновик».

Если у нас имеется небольшая рана от холодного оружия, или небольшая иссечённая хирургом хирургическая рана, и наложенными швами, края раны смогли быть сведены вместе; то рана будет заживать гладко, то есть «первичным намерением». Все воспалительные процессы в сведённой швами резаной ране минимальны, и поэтому она заживает тонким рубцом независимо оттого, что было повреждено и сшито, кожа или внутренний орган.

Совсем не то при большом дефекте живых тканей, например, при той же ампутации. В этом случае дефект ткани будет закрываться или перемещением кожи, или трансплантацией кожи, или вообще это будет для раненого долгой проблемой - чем закрыть большой дефект. В этом случае процесс заживление раны всегда будет длительный и непростой.

Но в периоде воспаления, до этих проблем, связанных с наличием дефекта, ещё надо дожить.

Итак, отек и покраснение - это нормальный физиологический ответ организма на ранение в первую фазу раневого процесса, и мы, – вопреки всяким врачам, вовсе не должны ему мешать.

Мы вовсе не должны «лечить» этот отёк и покраснение.

Но не следует и, наоборот, «помогать» организму, пытаясь чем-нибудь усугубить гиперемию и отёк ткани. Например, теплом. Перегрев раны вызовет чрезмерный отёк ткани и создаст зловредные условия для развития там инфекции.

Организм сам точно знает, с какой силой отвечать ему на ранение, и всегда отвечает именно так как надо. Воспаление и тепло - несовместимы



Вторая фаза раневого процесса - ВОСПАЛЕНИЕ

Переходим к рассмотрению второй фазы ранения - стадии воспаления.

В течение первых суток кровь и тканевая жидкость в большом количестве скапливались в области раны. Кровь и тканевая жидкость принесли огромное количество защитных клеток и других факторов иммунитета в место повреждения.

Теперь, со второго дня, наиболее важными на очередном этапе, - этапе воспаления, становятся всем известные по анализам крови - лейкоциты и лимфоциты. Это клетки-пожиратели. Они могут самостоятельно двигаться. Они выходят в рану и пожирают там все инородные частички, грязь, бактерии и мертвые клетки. Лейкоциты и лимфоциты постепенно, за неделю - две, образуют внутри живой ткани капиллярный и клеточный барьер. Этот капиллярный и клеточный барьер находится как раз на месте перехода повреждённой ткани в здоровую, то есть на дне раны. Этот лейкоцитарный барьер не даёт инфекции из раны проникнуть в глубь здоровых тканей.

Этот пограничный барьер называется - грануляционной тканью.

Грануляционная ткань состоит из мелких, ветвящихся сосудиков, называемых капиллярами, которые приносят в рану мириады лейкоцитов, лимфоцитов и множество других факторов исцеления.

Образование этой защитной грануляционной ткани на месте повреждения - и есть цель всего периода острого воспаления в ране.

Весь наш организм отграничен от остального мира – сплошным кожным барьером. И когда оборона в каком-то месте прорвана – часть защитного кожного покрова разрушена, то по новой линии фронта срочно образуется новая полоса укреплений, в виде грануляционной ткани, не пускающей противника дальше в глубь организма.

Если рана от холодного оружия, резаная, а края неповреждённой кожи - стянуты краями и сшиты вместе, то в течение всего периода воспаления, грануляционной ткани будет образовываться очень мало и рана заживёт тонким рубцом, оставив только небольшой шрам.

Если же повреждения кожи обширны, дефект раны большой, и края здоровой кожи стянуть вместе не удается, как скажем при ампутации, то грануляционной ткани будет образовываться много.

Например, при ампутации конечности – если мы оставим заживать срез «как он есть», то за период острого воспаления - всё дно раны, весь дефект, окажется сформирован из грануляционной ткани, которая и выполняет функцию временного барьера для инфекции при отсутствии там нормальной кожи. И лишь со временем кожа потихоньку начнёт сама нарастать с боков раны, но весь дефект закрыть всё равно не сможет. Вот почему хирургам приходится выкраивать свободную кожу для закрытия дефекта ампутации.

В фазу воспаления боль в ране, а также отёк и краснота - ещё более усиливаются. И эта боль, отёк и краснота продолжаются - покуда все инородные частички, микробы и мертвые клетки не будут съедены, то есть, удалены из раны.

Фаза воспаления идет со второго дня после ранения - до недели-двух, в зависимости от тяжести ранения.

Отсюда несложно вывести тактику ведения второй фазы раневого процесса, в которую желательно вообще своими грубыми манипуляциями не беспокоить рану, в которой сейчас формируется нежная грануляционная ткань. Организм при неосложнённом процессе воспаления сделает всё сам.

Если есть можно давать антибиотики. Почему «можно», но не «нужно»?

Потому что «антибиотик» – это слово состоит из двух слов «анти» - против, и «био» - жизнь. То есть, такое привычное, и, казалось бы, положительное слово «антибиотик», на самом деле означает «против жизни». И это абсолютно верное название, потому что антибиотик – это химическое вещество, которое убивает жизнь. Просто когда учёные рассчитывают дозу антибиотика, они берут очень маленькую дозу этого «антижизненного» вещества – достаточную убить микроскопического микроба, но недостаточную, чтобы убить, огромного по сравнению с микробом, человека. Однако

все антибиотики, введённые в организм, действуют на все клетки организма не разбирая, микроб это или клетки вашего собственного организма, и действуют они на клетки вашего организма тоже антибиотически, то есть, убивая и клетки вашего собственного организма. Особенно антибиотики убивают клетки защиты, приходящие в рану, лейкоциты и лимфоциты, которые образуются в ране, этим всегда нанося ущерб нормальному течению раневого воспалительного процесса. Таким образом, антибиотики, принося пользу в одном, вредят в другом. Применять их или не применять – это поистине гамлетовский вопрос «быть или не быть». Естественно, что официальная, «конвейерная» медицина, не может себе позволить подходить к каждому пациенту индивидуально, и даёт антибиотики всем и по любому поводу.

Другой важный вопрос ведения раны в периоде острого воспаления, который обычно уже проходит в больничных условиях, - это о перевязках.

Почему в советской медицине делали постоянные перевязки?

На чём была основана манера накладывать горы повязок, и каждый следующий день, с криком, отдирать их от раны. Этого, в принципе, не надо делать, ни под каким видом.

Зачем мы вообще накладываем повязки? До операционной – чтобы предотвратить дополнительное загрязнение и травматизацию раны в момент транспортировки. Но в стационаре, если есть условия, например, нет соседей по палате, мы вообще можем не накладывать повязку на рану. Она накладывается более из эстетических и гигиенических соображений, а не из соображений, что это надо самой ране для быстрейшего заживления. Медицинский персонал больше озабочен, чтобы множество больных не распространяли раневую заразу по всему госпиталю, поэтому они и накладывают повязки – не для больного, а для себя.

Мы можем вообще, и это было бы разумней, не накладывать повязку. Всё понятно, что любая рана подтекает воспалительной жидкостью из раны. Для впитывания этой жидкости, обычно и накладывают повязку, и каждый день потом её с криками отдирают. Но если вы хотите впитать выделяющуюся раневую жидкость – то аккуратно обложите рану марлей вокруг, а не запихивайте в неё. Тогда не придётся с криками отрывать повязку от раны и каждый день дополнительно травмировать рану. Раны вообще лучше всего вести открытым способом. Лежи на кровати и оберегай её.

О питании в остром периоде раневого процесса. В остром периоде воспаления ране нужен только покой и чистота, а пациенту желательно обезболивающие лекарства и антибиотики, а также меньше есть, но больше пить.

В остром периоде воспаления никакая пища не идёт на пользу, так как организм отдаёт все силы борьбе с инфекцией и отвлекать ресурсы организма на переваривание в кишечнике очень вредно и затрудняет борьбу организма за восстановление своей плоти.

Есть как обычно, можно будет начать в только третьем периоде – в периоде заживления, когда можно будет вздохнуть свободно, что всё самое трудное позади. Но в остром периоде воспаления есть нельзя. Можно только пить. Лучшее питание в остром периоде воспаления – это свежевыжатые фруктовые соки.

Никогда не забуду картину, когда на ночном дежурстве в американском госпитале в 2 часа ночи в палату был доставлен ортодоксальный, очень жирный и молодой, около 30 лет, еврей, в их специфической одежде: с кафтаном, верёвочками на поясе, и ермолке. У него на фоне сахарного диабета была острая раневая инфекция ноги. Температура была под сорок. У евреев есть поверье в чудесные свойства куриного бульона. Так любящий папаша приволок ему не только куриный бульон, но и пару не малых зажаренных курочек, и десяток яиц вкрутую. И больной тут же, сидя в кровати, принялся их улепётывать с такой скоростью, как будто от этого зависело его выздоровление. Через полчаса его начало рвать, его начал бить дикий озноб, температура пошла к 41. И это вам иллюстрация к поверью, что для борьбы с болезнью – главное подкрепиться. Да, но смотря чем, и, во всяком случае, не в остром периоде любого заболевания.

Поэтому на протяжении всего периода отёка и острого воспаления лучшая пища – это свежевыжатые фруктовые соки.

Таким образом, в течение всего периода острого воспаления, то есть неделю - две, рану нужно лишь ежедневно осматривать, на предмет возникновения осложнений, и лучше меньше к ней прикасаться. Чем меньше вы будете трогать рану, и в первую очередь сменой ненужных повязок, тем быстрее она заживёт.

Какие осложнения в течение периода острого воспаления раневого процесса нас волнуют в первую очередь? Конечно, нагноение, то есть переход обычного воспаления в гнойное, что существенно ухудшает прогноз выздоровления, и грозит распространением гнойного процесса и заражением крови. Особо выделяется такое гнойное осложнение – как гангрена.

Чтобы понять суть любого гнойного процесса, надо идти от микробов, которые вызывают гнойные осложнения.

Все хирургические микробы подразделяются на три вида: «грамположительные», «грамотрицательные» и «анаэробные». Почему они так названы? Это не наше дело, а микробиологов. А нам важны чисто хирургические приложения. Дело в том, что для каждого из трёх видов микробов – выпускаются совершенно разные группы антибиотиков. И они, к сожалению, не взаимозаменяемые.

Чтобы разобраться в лаборатории, какой именно вид бактерий у нашего больного, нужно потратить столько времени, что результат анализа придётся вручать уже покойнику. Поэтому приходится определять нужные антибиотики на глазок, по внешнему виду раны.

Грамположительные микробы не такие злокачественные, как грамотрицательные. А вот анаэробные микробы – хуже и тех и других!

Соответственно распределяются и цены на антибиотики против них.

Грамположительные микробы живут на коже человека. Поэтому при поверхностном ранении или ранении конечности - рана предполагается грамположительной, и антибиотики мы будем давать тоже грамположительные. Эти антибиотики дешевле других.

Если же у нас ранение кишечника или мочевых путей - то инфекция заведомо грамотрицательная. И если, наконец, рана загрязнена землёй или уличной грязью - инфекция наверняка анаэробная.

Разбирать конкретные антибиотики мы здесь не станем, поскольку в инструкции там всё написано.

К месту неплохо вспомнить что столбняк, вызывается анаэробным микробом, и против него существует прививка, которою желательно сделать при любой загрязнённой ране.

В стадии острого воспаления, мы даём обезболивающие, антибиотики, и ведём рану открыто, внимательно следя за ней, и обрабатывая дезинфицирующим раствором только окружающую кожу, и не трогаем саму рану.

Однако если рана нагноилась, то мы должны будем теперь промывать и саму рану дезинфицирующими растворами.

А если рана вызывает подозрение, что гнойный процесс пошёл глубже, то нам придется под обезболивающими наркотиками прозондировать рану в глубь - металлическим зажимом или ножницами, на предмет гноя.

И если затёки гноя обнаружатся, то рану надо вскрыть еще глубже. Ведь первое правило хирургии с древних времён гласит: «Там где гной – там нужен разрез!»

За этим мы конкретно и следим при воспалении раны - никак нельзя пропустить нагноение, которое сразу же будет заметно по нарастанию боли, по увеличению покраснения и отёка, и по повышению температуры тела, то есть по появлению лихорадки.

Тут надо моментально вскрывать рану и обеспечивать максимально широкий отток гноя.

Во время перевязок надо промывать рану антисептическим раствором - из тех, что наиболее распространены: слабым раствором марганцовки или слабым раствором спирта, или даже чистой мыльной водой. Нужно непосредственно промывать саму рану, пока весь гной не отмоется.

Жгучие растворы типа йода и концентрированного спирта в рану применять нельзя, поскольку эти растворы сами вызывают повреждение нежной грануляционной ткани - ожоги.

После того как при гнойном воспалении мы вскрыли все гнойные карманы, обеспечили отток гноя, промыли антисептическими растворами, перешли на другой антибиотик, то весь раневой процесс начинается с самого начала. Потому что это хирургическое вскрытие – это снова была травма. Снова будут сутки отёка, и отсчёт раневого процесса пойдёт уже с момента обнаружения того, что рана гнойная, и с момента вскрытия гнойника. Соответственно и период выздоровления резко затягивается.

Как мы будем вести рану, после того как рана стала гнойной? Также давать антибиотики, и каждый день проверять рану на предмет гноя - до полного прекращения гнойного воспаления. При этом гнойную рану мы уже вынуждены зондировать каждый день, то есть проверять на наличие гноя, и промывать дезинфицирующими растворами, а это уже сильно замедляет формирование грануляционной ткани и заживление вообще.

Поэтому, в случае развития нагноения раны, её заживление, независимо от того, была она большая или маленькая, всегда идёт «вторичным намерением» не гладко, то есть формированием грубой грануляционной ткани и закрытием раны грубым рубцом, если она вообще самостоятельно закроется.

То есть, если рана нагноилась, - то она всегда заживёт в лучшем случае очень грубым рубцом. Вот почему важно полностью стерилизовать рану при первичной хирургической обработке, когда важно широко иссечь мёртвые ткани, тщательно отмыть рану дезинфицирующими растворами, давать антибиотики и не использовать ненужные повязки, которые только нарушают отток разной гадости из раны, являющейся питательной средой для гнойной инфекции.

Гангрена - это гнойное воспаление, вызванное анаэробными бактериями, находящимися в почве, земле, грязи. Анаэробные бактерии - это, которые развиваются только в отсутствии кислорода.

Анаэробные бактерии вызывают не просто гной, они вызывают некроз ткани. Поэтому никакие спасительные клеточные лейкоцитарные заградительные барьеры в тканях в ответ на анаэробную инфекцию не образуются, и анаэробная инфекция прямиком струится в кровообращение. Поэтому гангрена моментально сопровождается заражением крови, то есть сепсисом. Скоротечно развивается токсический шок - и смерть!

Для того чтобы предотвратить такой быстрый финал, хирург обязан отмыть любую рану дезинфицирующими растворами, широко иссечь загрязнённую землёй рану, и «вести» её открытым способом, то есть, не закрывая никакими идиотскими повязками, и тем самым, проветривая, аэрируя рану, не давая развиться анаэробной инфекции.

Также, желательно, профилактически назначить антианаэробные антибиотики, выбор которых, к сожалению, очень небольшой, они очень дефицитны, и к тому же малоэффективны.

Единственное лечение гангрены - отрезать конечность за пределами гангрены – с запасом, и начать лечение сначала, но уже при гораздо худшем состоянии раненого.

Если же запоздать с повторной ампутацией, то гангренная инфекция пробьётся в кровь, и это уже токсический шок и смерть.

Как вы сами понимаете, если гангрена возникает на конечности, то мы хоть можем пожертвовать остатком конечности. Но если гангрена возникает на самом теле раненого, то в этом случае ампутировать уже нечего, и это летальный исход.

Поняв, что такое гангрена и какое значение в её развитии играет отсутствие в ране кислорода, можно лучше осознать, как важно не использовать при перевязках синтетические ткани и жирные мази. Любая жирная или синтетическая мазь предотвращает доступ кислорода к ране, не только замедляя нормальные процессы воспаления идущие в ране, но и обуславливая возможность гангренозных осложнений.



Третья фаза раневого процесса - Фаза заживления.

Если рана, гладко и не нагноившись, прошла через фазу воспаления, то она вступает в третью фазу - фазу заживления.

В эту фазу, когда лейкоциты и лимфоциты съедят все бактерии и мёртвые клетки, наш организм заменяет эти лейкоциты и лимфоциты на другие специальные клетки, которые называются фиброцитами. Эти фиброциты имеют уже не «пожирательную», а строительную функцию. Фиброциты строят новую соединительную ткань, которая замещает ткань повреждённую и образует рубец.

Эта фаза заживления начинается после недели-двух, в зависимости от тяжести ранения, и продолжается до истечения 4 недель от момента ранения. Эту фазу легко распознать по резкому стиханию боли, уменьшению покраснения и отёка. Потому что воспаление характеризуется именно болью, отёком и краснотой. Фаза заживления начинается с того момента, когда заканчивается формирование защитного барьера, называемого грануляционной тканью, отгораживающего здоровую, живую ткань от внешней среды.

Грануляционная ткань состоит из мелких, ветвящихся сосудиков, называемых капиллярами, которые на этой стадии приносят в рану мириады фиброцитов, строящих рубцовую ткань и множество других факторов исцеления.

Образование этой защитной грануляционной ткани на месте повреждения - и есть цель всего предыдущего периода острого воспаления в ране.

В фазу заживления уже нет необходимости принимать антибиотики. Также нет смысла и в промывании ран. В эту фазу, строго говоря, нет уже никакой надобности ни в каких лекарствах и мазях, особенно, если рана зашита и заживает гладко, «первичным намерением».

В фазу заживления можно прейти питаться с соков и фруктов на обычное питание.

Если рана заживает с дефектом, «вторичным намерением», то в стадии заживления хирург уже начинает думать, как хирургически закрыть дефект, если дефект сам не закроется грубым рубцом или простым нарастанием кожи с краёв, поскольку таким нарастанием с краёв - могут зарыться только очень небольшие дефекты.

То есть хирург уже начинать думать, как закрыть язву. Этого мы здесь касаться не будем, поскольку эта чисто хирургическая проблема - касается она только специалистов. Операции закрытия дефектов хирург будет делать только после 4-х недель, когда станет ясно, что организм уже не сможет самостоятельно закрыть дефект.

Как вы сами понимаете, ровный, тонкий рубец образуется не при любой ране. Ровный тонкий рубец образуется только при наличии резаной раны, сделанной скальпелем или ножом. При этом резаная рана должна быть достаточно узкой, такой, что мы могли бы стянуть края этой резаной раны швами. Если рана широкая, и мы не можем стянуть края раны, то останется кожный дефект. Эти кожные дефекты или язвы, закрываются самостоятельно грубой соединительной тканью, грубым рубцом, или должны потом закрываться хирургически путём пересадки кожи.

Бывает так, что рана не заживает, а продолжает хронически «мокнуть». Она переходит в хроническую язву, лечение которой - это тоже нерешённая проблема хирургии. На тех местах тела, где это анатомически возможно, хронические язвы лечат в больницах повторным иссечением.

Если ранение было в брюшной полости, то может образоваться хронический свищ, по которому кишечное содержимое будет поступать на поверхность тела через маленькое отверстие. Хронические свищи из любых внутренних полостей тела лечатся хирургически, а не в партизанских условиях.

Специфические ранения.

Всё что мы сейчас говорили, относится к общей реакции тканей организма на ранение. Так будет отвечать на ранение любая ткань организма, любой орган. В описанном виде такой раневой процесс происходит в тех местах тела, где картина ранения не осложняется повреждением внутренних органов, то есть на конечностях, а также при не проникающих ранениях. Если ранения проникают в брюшную, грудную, тазовую, полость черепа, и ротовую полость, то картина может серьёзно осложняться повреждением соответствующих внутренних органов, расположенных в этих внутренних полостях. Это полостные ранения, которые всегда чрезвычайно опасны повреждением внутренних органов, находящихся в них.

Особо надо выделить ранения лица. Ранения лица

грозят немедленной смертью от удушья в случае перелома челюстей, повреждения языка и т.д. Весьма опасно, когда раненый с раной лица задыхается. В этом случае сам язык западает и блокирует доступ воздуха в дыхательное горло. В этом случае надо найти обычную булавку, вытащить язык раненного и приколоть его к одежде, или таким же методом вытащить и пришить язык иголкой с ниткой за одежду.

Вы должны помнить, что раненый, прежде всего, должен дышать! Всё остальное - своим чередом. Если он не может дышать, то он умрёт тут же. Поэтому, если его лицо разворочено так, что вообще ничего не разобрать, то надо узким лезвием проткнуть его дыхательное горло сразу под «яблочком» и вставить туда узкую трубочку, типа как от шариковой авторучки, то есть сделать импровизированную дырку в трахее.

Даже в обычной жизни вы можете так успеть спасти жизнь просто подавившегося за обедом близкого человека.

Специалисты, при проблемах с обеспечением дыхания, вставляют потерпевшему через рот или нос специальную трубку под контролем специального фонарика. В полевых условиях такие инструменты у вас вряд ли будут, и поэтому придётся пользоваться подручными средствами.

При повреждении полости лица могут повреждаться глаза, слюнные железы, челюсти и т.д. Челюстно-лицевые ранения всегда требуют вмешательства специалиста, а до специалиста – обезболивание, повязка, и транспортировка.

Что касается повреждений черепа, то рана черепа просто закрывается повязкой и всё. Сама ткань мозга нечувствительна к боли. Всё что касается болезней и травм мозга, то они не лечиться и не будет лечиться никогда, несмотря на безответственные рекламные утверждения прессы. Мозг, для учёных – это «чёрный ящик, «чёрная дыра», о котором неизвестно ничего и не будет известно никогда, потому что разгадка этой тайны находится за пределами этого мира. На разрезе мозг – самое большое чудо природы - просто однородная масса типа студня. Поэтому лечатся все сотрясения и ушибы мозга просто покоем, лежачим режимом и витаминами в попу, а обработка ран черепа оставляется специалистам.

Проникающие ранения грудной и брюшной полостей имеют свои особенности.

При проникающем ранении грудной клетки, могут повредиться следующие органы: сердце, лёгкие, крупные сосуды, печень, селезёнка. Все эти ранения будут проявляться признаками сильного внутреннего кровотечения: смертельная бледность, синие губы, и особенно холодный пот. В этом случае только капельница может продлить жизнь, но если не открыть грудную полость и не остановить источник кровотечения, то раненый неминуемо умрёт. В полевых условиях открыть никакую внутреннюю полость нельзя. Таким образом, раненый с проникающим ранением грудной клетки может выжить, только если у него на поле боя нет сильного внутреннего кровотечения. Но мы заранее этого знать не можем. Поэтому мы должны поставить капельницу, и как можно быстрее доставить раненого туда, где есть средства ему помочь. Дырка в грудной полости, при обнаружении, должна быть закрыта герметичной повязкой, то есть, практически, залеплена лейкопластырем.

Есть единственный и очень обидный случай, когда можно упустить жизнь раненого, хотя его можно было бы запросто спасти. Существует такой вид ранения грудной клетки, когда повреждается лёгкое. Если повреждено только одно лёгкое, то есть ранение с одной стороны, то раненый продержится на другом лёгком. Однако если вы видите повреждение грудной клетки, и раненый вдруг на глазах начинает терять сознание и внезапно на глазах умирает, то единственный шанс его спасти - это проткнуть грудную клетку ниже ключицы, как например ножом или ножницами, надавив острым предметом сильно и внутрь грудной клетки, именно на стороне ранения. Потому что внезапно умирающему раненому это не повредит, но может спасти его жизнь. Поскольку при ранении грудной клетки внезапная смерть может быть вызвана смещением средостения и только ваша дополнительная дырка на стороне ранения может, «выпустив пар», исправить это смещение средостения. Это очень коварное состояние называется в официальной медицине напряжённым, или клапанным пневмотораксом. Таким образом, если раненый внезапно умирает прямо на глазах, то лишней дыркой в грудной клетке на стороне видимой травы, вы ему не повредите, но зато, если вы его этой дыркой спасёте – это случай будет достоин регистрации в любой научной медицинской публикации, не говоря уже об обычной прессе.

Таким образом, дырки в грудной полости надо всегда герметически залеплять лейкопластырем, но если при этом раненый начинает умирать прямо на глазах, то наоборот, надо делать дырку на стороне ранения или разгерметизировать имеющуюся.

Проникающие ранения брюшной полости тоже чреваты внутренним кровотечением из печени, селезёнки и аорты. Ранения брюшной полости сопровождаются излитием внутрь кишечного содержимого, то есть дерьма, что резко ухудшает прогноз выздоровления вследствие воспаления брюшной полости. В полевых условиях такие ранения не могут быть вылечены, это надо вскрывать брюшную полость, зашивать дефект кишечника, и промывать брюшную полость. Поэтому такие раненые должны прямиком доставляться на экстренную операцию. Потому что проволочка со временем с излитым дерьмом в брюшной полости - это 100% смерть. Тоже относится и к повреждениям органов таза, а именно, мочевого пузыря и того же кишечника. Отрыв полового органа сопровождается кровотечением, и поэтому надо останавливать кровотечение, что в данном случае вполне выполнимо тугой повязкой.

Из вышеизложенного, вам понятно, что в основном, в полевых условиях, и тем более на поле боя, вопрос оказания медицинской помощи сводится к обеспечению дыхания раненного, даче наркотика, наложению повязок предотвращающих дальнейшее загрязнение раны и останавливающих кровотечение, а так же предотвращающих дальнейшую травматизацию раны. Раненому надо дать пить. Поставить по возможности капельницу, сделать укол или дать съесть внутрь таблетку антибиотика. Всё остальное по обстоятельствам.

После нормальной хирургической обработки раны, рана, собственно говоря, не требует ничего дополнительного, без чего она не смогла бы зажить.

Однако только раненые с ранениями конечностей и поверхностными ранения тела имеют шанс выжить без оказания стационарной хирургической помощи, где-нибудь, скажем в подвале, или партизанской землянке. У раненых с проникающими ранениям таких шансов практически нет.



Применение средств народной медицины для лечения ран.

То лечение, о котором я вам сейчас расскажу, невозможно осуществлять в официальной медицине, однако, может быть к счастливой случайности, возможно выполнить в партизанских или подпольных условиях. Официальная медицина лечит так, как она может лечить на конвейере – без индивидуального подхода и теми средствами, которыми она может располагать в массовом количестве, зимой и весной, летом и осенью. Этот способ лечения она преподносит как единственно верный, правильный и «научный». Это неправда. Официальная медицина лечит способом, который она может поставить на поток, но это не обязательно самый целесообразный и разумный. Официальная медицина не может обеспечить свежие соки и зелёную траву, не может обеспечить колодезную воду и солнечный загар. Но лечит-то не врач – лечит организм и природа. Врач только может подправить и влиять на процесс, и в официальной медицине врач не всегда даже подправляет в правильную сторону – слишком много условностей, не самых лучших инструкций и откровенного вредительства. В официальной медицине пациент лишь пациенто-единица, к которой надо применить стандартный метод лечения. А стандартный метод, опять же, не всегда бывает наилучшим.

Худший врач – это тот, кто много на себя берёт, ничего не оставляя природе. Лучший врач – знает, как поднять природные силы, обратить силы природы на выздоровление раненого. К сожалению, в официальных медицинах - это практически невозможно по обе стороны океана. Особенно саботирована бесплатная медицина бывшего СССР. При всей правильности принципа бесплатной медицины, она безнадёжно саботирована врачами-вредителями, находящимися в основном на высоком уровне и оттуда спускающие свои вредоносные директивы для всех врачей. Поэтому если рана не осложнена повреждениями внутренних органов, вполне возможно, что раненому повезёт лечиться в неформальной обстановки леса или другой какой природы. При этом если ранение осложнённоё, лучший способ выжить – это после операции, моментально бежать из больницы на природу. Это, кстати, вполне в интересах принципа конспирации, но на самом деле касается всех больных.

Теперь, когда вы знаете главные фазы раневого процесса. Знаете, что это отнюдь не болезнь, не, как говорят медики, патологическое состояние, с которым надо бороться, а процесс, посредством которого организм выздоравливает от ранения, и которому надо помогать, а не «лечить» его. Этот процесс надо холить и лелеять, поливать и удобрять, создавать ему благоприятные условия, и природные средства здесь дают безусловную фору всем средствам медицинским.

Я уже приводил вам пример, что лучше всего обширные ожоги лечить мокрым, заваренным чаем. Надо немного вскипятить много чайной заварки, и заварку использовать на обкладывание ожога. Только надо следить, чтобы заварка не высыхала. Увлажнять её лучше всего водным раствором 2-3 процентного спирта, то есть сильно разбавленной водкой. Класть заварку на раневую поверхность надо на один тонюсенький слой марли, чтобы иметь возможность при каждодневной смене заварки, убрать весь чай одномоментным движением. В тоже время, тонкая марля не мешает вяжущим веществам чая проникать в ожог и оказывать своё целительное действие.

При поверхностных ожогах и отморожениях положительное действие оказывает любой натуральный жир. Однако любой жир, масло и масляные мази нельзя использовать при глубоких ожогах и отморожениях, поскольку жирные мази лишают ожог или рану кислорода, оказывают «плёночный, компрессный эффект», согревают рану, и создают условия для развития инфекции. При поверхностных же ожогах и отморожениях, натуральный жир или масло согревают и способствуют быстрому восстановлению кровообращения в поврежденной коже.

Вы наверно помните, что ещё до развития всякой антисептики, солдаты по опыту знали, что раны надо прижигать раскаленным железом. Кроме этого, был способ засыпать рану порохом и поджечь его. Теперешний смысл этого один – это эффективная стерилизация ран, и эти методы, отнюдь никто не отменял, и которые вполне могут пригодиться в соответствии с условиями.

Это же относится и к стерилизации медицинских инструментов – лучший стерилизатор металлических медицинских инструментов: ножей, ножниц, пил, – это открытый огонь.

Строго говоря, хирургическая стерилизация ран калёным металлом, гораздо эффективнее стерилизации ран холодным металлом, то есть обычным хирургическим скальпелем. Просто в современных больницах, как ни странно, не могут обеспечить этот варварский, но наиболее эффективный метод первичной хирургической обработки ран. Какая вообще цель первичной хирургической обработки раны? - Стерилизация раны, и, естественно, хирургическая стерилизация раны калёным железом, по определению, наиболее эффективная.

Таким образом, имея рану, мы может прокалить её раскалённым металлом. А что делать после? В этом случае уже не нужно заливать рану дезинфекционными растворами.

Сразу после хирургической обработки раны надо выложить рану промытой, предварительно раздавленной, зелёной травяной массой. Использовать можно многие нежгучие травы. Все вы слышали о заживительных свойствах подорожника. Надо набрать свежего подорожника, хорошо промыть его, пропустить через мясорубку. И эту зелёную массу, кашицу, если рану зашить не представляется возможным, надо сразу же после хирургической обработки, заложить в рану и менять каждый день. Можно использовать многие травы, или листики небольших растений. Дело не в виде травы или листьев, – главное в зелёной массе, зелёной кашице. Прекрасными свойствами обладает свежая кашица обычного зелёного лука, который, кроме этого, обладает и сильными антисептическими свойствами.

Травы могут быть любые, лишь бы были зелёные и только что сорванные. Живая трава – это живой хлорофилл зелени. Молекула зелёного хлорофилла, который обуславливает зелёный цвет любой зелёной травы, практически одинакова с молекулой красного гемоглобина человеческой крови, и обе молекулы обеспечивают самую важную функцию живого вещества – дыхание.

Таким образом, закладывая в свежую рану зелёную, травяную кашицу, мы обеспечиваем ране усиленное дыхание, а это главное для предотвращения инфекции и для стимуляции заживительных процессов.

Такой тип лечения невозможен в официальной медицине. Поскольку она не может обеспечить наличие свежих зелёных трав в течение круглого года, официальная медицина вообще игнорирует народную медицину, ошельмовывая её.

А в лечении ран нужна только свежая трава. Наверно повезло тому, кто ранен летом?

В другое время года можно использовать другие природные антисептики и стимуляторы, которые длительно сохраняются в свежем состоянии: чеснок, лук и алоэ.

Алое очищается от кожуры, моется от слизи, раздавливается, и закладывается на рану и ежедневно заменяется.

Очень сильным природным антибиотиком на все случаи жизни является чеснок. Как можно его употреблять? И внутрь и наружно. При всех острых воспалительных и инфекционных процессах чеснок надо есть внутрь, желательно луковицу каждый день. Вообще сочетание; много чеснока и немного, повторяю, немного водки, убийственно для любой инфекции. А для местного лечения ран чеснок можно применять еще и в виде чесночной водной настойки.

Если рана с самого начала загрязнена, большая по размеру, и вообще сразу подозрительна, надо раздавить луковицу чеснока до кашицы, и просто ежедневно свежую кашицу класть прямо в рану, а старую вымывать чесночной водой.

Для местного лечения ран чеснок можно применять или в виде измельчённой кашицы, или в виде чесночной водной настойки. Чесночную воду можно как пить, так и очень эффективно применять для промывания ран. Раздавливаете целый чеснок в 3-х литровую банку колодезной воды. Настаиваете, минимум, сутки, и затем промываете рану этой чесночной водой. Можно бросить дольку чеснока в бутылку с водкой и тоже настаивать сутки, и тоже употреблять или внутрь, или в разбавленном виде для промывания ран. В этом случае настойка чеснока будет уже не водной, а спиртовой. А это, строго говоря, разные по действию, но оба очень эффективные лекарства.

Также можно использовать и репчатый лук. Репчатый лук пропускается через обычную соковыжималку для апельсинов, и этот, но только свежеприготовленный, сок употребляется для залития и промывания ран, а получающаяся в отходе соковыжимания кашица лука используется для закладки в рану. Например, если рана после хирургической обработки не большая и легко зашивается: залили рану свежим соком репчатого лука и зашили, сверху положив зелёную массу.

Фармакология допросов.

И теперь коснёмся такого важного для партизан и подпольщиков вопроса как фармакологические средства, применяемые на допросах. Химические препараты, применяемые на допросах оказывают действие на мозг и сознание, и называются психотропными. Допрашивающий может применять любые вещества, начиная с обыкновенного и весьма эффективного алкоголя, немного модифицируя его действие другими психотропными препаратами, главным образом наркотиками. Или можно усыпить больного, а на выходе из медикаментозного сна выяснить у него всё, что угодно.

Цель допрашивающего – развязать язык. Практически, на современном уровне развития психофармакологии, - это всегда возможно сделать с помощью медикаментозного способа, при этом даже не обязательно делать допрашивающему уколы. Достаточно подложить ему в пищу. Поэтому, когда применяются физические пытки, то это делают не для извлечения показаний, а для того, чтобы человек взял на себя то, к чему он не имеет никакого отношения, или допрашиваемые просто дают выход своим садистским инстинктам. Для получения же информации методы истязания не нужны. Соответственно, если партизан или подпольщик попал в руки противника, надо исходить из того, что он так или иначе сказал всё. Поэтому надо, исходя из этого, принимать срочные меры. И дело тут совсем не находится в той плоскости, что «выдал-невыдал». Людей фармакологически вводят в такое состояние, что они, не контролируя себя, говорят всё. Причём здесь «сила воли», «любовь к родине», и другие неуместные при таких обстоятельствах высокие слова? Оставьте эту демагогию пропаганде.

Отсюда следует главная партизанская тактика. – Отдельные партизаны или подпольщики, в интересах их же безопасности, должны знать как можно меньше.

О детекторе лжи. «Детектор лжи», или «полиграф» – есть ложь сама. Что у человека в черепной коробке, что он думает, не может знать никто, и без сообщения допрашиваемого никакими методами узнать никто не может – точка. Голова – это «чёрный ящик». Принцип действия «детектора лжи» основан на обнаружении не того, что допрашиваемый думает, а как он чувствует и реагирует на провокационные вопросы. На теле пациента располагаются датчики, замеряющие его пульс, давление, и влажность кожных покровов. Больше, реально, они ничего замерить не могут. Затем они начинают задавать бесконечные вопросы. Суть вопросов – они должны быть неожиданные и провокационные. Вопросы могут повторяться, и допрос, в данном случае называемый тестом, может длиться часами. Главная цель допрашивающих – вызвать так называемую «вегетативную физиологическую реакцию» допрашиваемого, – заставить его нервничать. Тогда они это видят по учащению пульса и влажным кожным покровам, или тому, что он начал часто проситься в туалет. «Детектор лжи» - это «брать на испуг», рассчитывать на то, что допрашиваемый не знает реальных возможностей детектора лжи и со страху сознается. Даже в Америке, где «детектор лжи» любят применять, показания «детектора лжи» не учитываются ни одним судом. Почему? Потому что если допрашиваемый просто не сознался на «детекторе лжи», то вся интерпретация его физиологических реакций – это липа.

 
   

Вредительское значение хирургической семьи Вишневских в советской хирургии.

Теперь, чтобы вы поняли весь смысл военно-полевой помощи и значение правильности лечения ран, я расскажу вам о вредительской деятельности главных хирургов СССР на протяжении почти всего советского времени - семьи Вишневских, отца, сына и внука –известной фамилии типичных советских криптоевреев.

Отец – основоположник советской хирургии – Александр Васильевич Вишневский до Москвы работал в Казани, а с 1934 года, в качестве директора Хирургии Центрального Института Усовершенствования Врачей, и затем директора Института Хирургии своего имени возглавлял советскую хирургию. Годы его жизни 1874-1948. Академик Медицинских наук. В энциклопедии написано, что он разработал методы местной анестезии новокаином и внедрил в практику масляно-бальзамическую повязку – мазь Вишневского. Правильнее было бы сказать – несёт ответственность. Мазь Вишневского касается как раз ведения ран.

Теперь, узнав стадии заживления ран, вы сами сможете убедиться, какой результат будет от применения мази Вишневского.

Из каких составных частей состоит мазь Вишневского?

Мазь Вишневская очень вонючая, и состоит из трёх частей. Берёзовый дёготь, ксероформ и касторовое масло.

Березовый дёготь чёрного цвета, им на Руси обрабатывали оси телег, сапоги для непромокаемости и лошадиные хомуты, чтобы не трескались на морозе.

Ксероформ – это химическое вещество с некоторым дезинфицирующим действием. Химическое название ксероформа - Трибромфенолат висмута.

Касторовое масло – это масло с раздражающим влиянием на живую ткань, вследствие чего применяется в основном как слабительное.

Все эти составные части мази Вишневского очень дёшёвы. Главное действие мази Вишневского, вследствие наличия дёгтя и касторового масла – это согревающее, предотвращающее доступ кислорода, типа компресса, и, следовательно, способствующее возникновению воспаления, и в частности, анаэробного воспаления.

Ксероформ обладает некоторым дезинфицирующим действием, для того чтобы не бросалось в глаза, что раны в СССР мажут одним дёгтем и слабительным.

Зная стадии заживления ран, вы можете себе представить, что мазь Вишневского эффективно перекрывает доступ кислорода к ране и способствует возникновению анаэробной инфекции. И я повторю это снова, что для раны самое главное – это дыхание, жирные же мази перекрывают ранам кислород, эффективно выключая клеточное дыхание и поэтому применяться не должны, в том числе и дёгтево-слабительная мазь Вишневского. Потому что если наложить согревающую дёгтево-слабительную мазь Вишневского на загрязнённую огнестрельную рану – это гарантия гангрены, поскольку масляная основа мази лишает рану кислорода, и обеспечивает наилучшие условия для развития анаэробной, бескислородной, гангренной инфекции.

Когда старик Вишневский умер, тогда его мазь стали применять для усиления воспаления, потому что всем было очевидно, что от неё один вред. А именно, мазь Вишневского стали применять для созревания гнойных фурункулов. Это было само по себе показательное изменение применения мази Вишневского.

Фурункул – это гнойник, находящийся внутри кожи. Фурункул надёжно ограничен толщей кожи от подкожной клетчатки, и поэтому фурункулы - это всегда местные, внутрикожные гнойники, и никогда не переходят в распространяющиеся гнойные флегмоны.

При фурункулах можно применять согревающие мази, так как ввиду анатомического расположения фурункула внутри кожи, мы не боимся распространения гнойного процесса.

Применение мази Вишневского при фурункулах даёт согревающий эффект и так называемый эффект «созревания», то есть быстрого нагнаивания фурункула. А поскольку фурункул быстрее нагнаивается, то он быстрее и выгнаивается, то есть совсем проходит, так как фурункул никогда не переходит в распространённый гнойный процесс. Поэтому применение согревающей мази Вишневского при фурункулах приводит к быстрейшему нагнаиванию, выгнаиванию и выздоровлению от внутрикожного гнойника. Для созревания фурункулов с таким же эффектом как и мазь Вишневского применяют такую же по действию согревающую ихтиоловую мазь – продукт перегонки сланцевой смолы.

Академик Вишневский был деспотом в советской медицине. Его боялись как огня, знали, что он любит, чтобы применяли только его методы, и поэтому во время его жизни и долгое время после, при его сыне, и особенно в течение Великой Отечественной Войны, мазь Вишневского применяли на раны во всех периодах раневого процесса, и в том числе и в первом, и во втором острых периодах раневого процесса. В советских военных госпиталях на все раны сразу, при первичной очистке и обработке раны, наносили мазь Вишневского. Поэтому часто ранения советских солдат, заканчивались гангренами. Вы все прекрасно знаете, что возвращение советского солдата в часть – это мало отмечаемое событие в советской художественной и мемуарной литературе. Тогда как гангрена – это часто встречающееся слово в советской военной художественной и мемуарной литературе. Не помните знаменитую «Балладу о гангрене» в романе классиков еврейского чёрного юмора Ильфа и Петрова – «Двенадцать стульев»?

Немцам было достаточно только попасть в советского солдата, ранить его, – затем его добивала мазь Вишневского и остальные «примочки» медицинского лечения раненых в советской медицине.

В туже самую войну, однако, у американцев гангрен и в помине не было, и это слово не встречается в американских военных мемуарах. Секрет простой - американцы никогда не лечили раны согревающими мазями типа мази Вишневского, и им никогда не приходило в голову экспортировать у русских союзников эту «чудесную мазь», слабительно-дёгтевый, но в советской литературе ложно называвшийся «Бальзамом Вишневского». Американцы вообще никогда не пользовались никакими мазями - только хирургическая обработка, очистка, промывание раны антисептиком, широкое иссечение мёртвых тканей, антибиотики и всё. Этот подход обеспечивал 96% излечения против почти 90% смертельных исходов в «выдающейся советской хирургии», где «самоотверженно» работали таки выдающиеся хирурги как отец и сын Вишневские и их подельники. В американской же военно-полевой медицине гнойные осложнения чрезвычайно редки, и никогда не были проблемой.

До войны академик А.В. Вишневский стеной стал на пути применения антибиотиков, дефицит которых остро ощущался ещё в 80-х годах, потому что всем было известно, что советской медицине не нужны никакие антибиотики, если у неё есть такая замечательная мазь Вишневского! Сколько раненых на войне погибло от такого волюнтаризма? И кто опять в этом был виноват? – Опять Сталин виноват? Почему во Второй Мировой Войне количество погибших американских солдат 400 тысяч человек, а количество погибших советских солдат – 11 миллионов? Только без демагогических объяснений. Поскольку на самом деле советская и американская армии были приблизительно равны по величине, и по длительности воевали тоже самое время. Американская армия воевала с 8 декабря 1941 года по сентябрь 1945 и воевала не с кем-нибудь, а, как мы теперь знаем, – с камикадзе и чёрными поясами по карате.

Семья Вишневских и их сподвижники-подельники, в полном смысле этого слова, были Холокостом для советских людей. Их фамилия ассоциируется с медицинским геноцидом советского народа. Жизнь миллионов советских раненных во время Великой Отечественной войны и в послевоенное время – это результат вредительской деятельности криптоеврея Александра Васильевича Вишневского и его подельников. Сомнительно, что только гоев они мазали своим «Бальзамом Вишневского», но как говорится, коли такая пьянка пошла – режь последний огурец», - «бьёшь гоев - не щади и евреев».

Только к шестидесятым годам, советские хирурги смогли без оглядки, отказываться от применения мази Вишневского в остром периоде ведения ран.

Но эпидемия гангрен, вызываемая мазью Вишневского, была не единственным видом саботажа, который развернул врач-вредитель Александр Васильевич Вишневский.

Другим видом саботажа, и скрытым методом массового геноцида, нанёсшим огромный урон не только бойцам советской армии, но и всему советскому народу, был полный запрет применения общего наркоза в советской медицине и военно-полевой хирургии.

Приблизительно с начала тридцатых годов академик Вишневский ввёл в практику тотальное применение местного обезболивания новокаином, и в связи с этим вообще запретил применении общего наркоза в хирургии СССР, провозгласив, что его метод местных новокаиновых уколов – лучший наркоз в мире. В течение последующих 30 лет все операции в СССР будут производиться только под местной анестезией независимо от тяжести операции.

Применение местного обезболивания для местных операций типа, чтобы вскрыть фурункул, вправить вывих, или вырвать зуб – это вполне нормально. Однако академик Вишневский заставил всю советскую медицину производить и тяжёлые полостные операции типа удаления желудка, лёгкого, трепанации черепа, под местной анестезией. Все ампутации конечностей и полостные операции по поводу проникающих ранений грудной и брюшной полости во время войны шли в лучшем случае под местной анестезией новокаином, а то и вообще, как мрачно, шутили люди – «под крикаином». Многие раненые умирали от болевого шока.

В это время в американской медицине применение общего наркоза достигло совершенства и раненые ничего не чувствовали во время операций, и не умирали от болевого шока, как советские раненые.

Учась в медицинском институте, автор этих строк, слышал доподлинную историю от преподавателя по анестезиологии, о котором я ещё упомяну позднее, что в конце 50-х годов во время первой американской выставки, в Москве была с визитом делегация американских врачей. Американцы провели несколько показательных операций. В ответ на это советские хирурги, которые тогда находились под руководством Александра Александровича Вишневского (сына), показали «высокую степень развития советской хирургии», продемонстрировав американцам удаление лёгкого под местной анестезией, то есть у пациента, находящегося в полном и ясном сознании. Посмотрев на это, американские хирурги выразили своё нескрываемое восхищение. Они сказали: «Только настоящий коммунист может выдержать такую операцию под местной анестезией! Брависсимо и Виват мужеству пациента!»

Только с начала 60-х годов общий наркоз стал потихоньку возвращаться в советскую клиническую практику.

Сын хирурга-вредителя Александра Васильевича Вишневского – Александр Александрович Вишневский (1906-1975) был главным хирургом СССР со смерти отца, то есть с 1948 года и до 1975 года, и все эти годы над советской хирургией продолжала довлеть практика засилья мази Вишневского и местной анестезии.

Вот официальная справка о А.А Вишневском (Сыне) с Интернета //www.mil.ru/articles/article9462.shtml:

Вишневский Александр Александрович [11 (24). 5. 1906, Казань,— 19. 11. 1975, Москва], советский хирург, генерал-полковник медицинской службы (1963), академик АМН СССР (1957), Герой Социалистического Труда (1966). В Советской Армии в 1931 — 1933, 1939—40 и с 1941. Окончил медицинский факультет Казанского университета (1929), преподавал сначала в нём, а в 1931—33 в Военно-медицинской академии РККА, затем на научной и клинической работе. С 1939 возглавлял хирургическое отделение Всесоюзного института экспериментальной медицины. Во время боёв на р. Халхин-Гол в 1939 хирург-консультант 1-й армейской группы. В период Великой Отечественной войны армейский хирург, главный хирург ряда фронтов. Разработал и внедрил эффективные методы лечения огнестрельных ран. После войны главный хирург Приморского ВО, затем МВО. С 1948 директор Института хирургии им. А. В. Вишневского, одновременно с 1956 главный хирург МО СССР. В 1953 впервые в мире В. произвёл операцию на сердце под местной анестезией, а в 1957 — успешную операцию на «открытом сердце» с применением отечеств, аппарата искусств, кровообращения. Занимался лечением ожогов, дистанционной диагностикой и прогнозированием с применением ЭВМ. Автор более 200 трудов. Ленинская премия (1960), Государственная премия СССР (1970). Лауреат Международной премии им. Р. Лериша (1955). Председатель Всероссийского общества хирургов, член Международной ассоциации хирургов, почётный член многих советских и зарубежных научных хирургических и медицинских обществ. В. награждён 3 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 1-й ст., 2 орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й ст., медалями, а также иностранными орденами.

Как вы видите, иностранные коллеги по достоинству оценили вредительскую деятельность Вишневского. С 1948 года, со смерти отца, и по 1975 год, год своей смерти, на протяжении 30 лет, в советской хирургии безраздельно царил А.А Вишневский. Обратите внимание, в официальном послужном списке говорится, что он даже операции на сердце делал под местной анестезией. – Это откровенный садизм. Что стало с больным? – Да что больной?! Зато в энциклопедии теперь пишут: «В 1953 впервые в мире В. произвёл операцию на сердце под местной анестезией», то есть на пациенте, находящемся в ясном сознании. Это всё равно, что делать четвертование под местной анестезией. Все ли его пациенты были гоями?

Какую роль играл лично А.А. Вишневский, а также отсутствие вплоть до 60-х годов аппаратуры и навыков общего наркоза, в убийстве на операции главного конструктора советских ракет Сергея Королёва, я вам сейчас приведу доподлинный рассказ очевидца-анестезиолога. Обратите внимание в отрывках из книги Ярослава Голованова, что оперирующий хирург Королёва – министр Петровский, вызвал на операцию именно главного хирурга СССР А.А. Вишневского. Это он сделал для прикрытия себя ещё одним авторитетом, в котором он был уверен, что тот скажет как надо.

Сначала я приведу вам интервью из статьи в «Комсомольской Правде» за 4 ноября 2004 года (Интервью находится здесь: //www.kp.ru/daily/23397/33677/) о съёмках фильма «Московская сага». В этом фильме показывается убийство на операции наркома обороны с нерусской фамилией Фрунзе, еврея, который обычно выдавался за «молдаванина». Естественно, это показывают как дело рук Сталина, забывая упомянуть, что это Зиновьев, Каменев и Сталин сняли первого наркома обороны Троцкого с этого поста наркома обороны; и это именно Троцкий и троцкисты хотели вернуть свой контроль над армией, умертвив Фрунзе, поскольку Фрунзе был человек тогдашней тройки Зиновьев- Каменев- Сталин, и Сталину не было никакого резона убирать своего человека. Русских в той среде, в которой шла тогда борьба за власть, не было вообще. Но не об этом сейчас речь. В статье даётся интервью с дочкой ещё одного криптоеврея, маршала, Сёмы Будённого, Ниной Семеновной Будённой, я так понимаю, бывшей женой артиста Михаила Державина. Вот что она, между прочим, сообщает:

«Фильм интересный….. Но не верю, что Фрунзе убили. Фрунзе не проснулся от наркоза, но не проснулся, например, и Королёв, которому наркоз уже в наше время делал прекрасный профессор-анестезиолог Сергей Ефуни, мой приятель. Он сейчас в Америке. Он страшно переживал. Рассказывал мне, что воздействие наркоза зависит от длины трахеи – Королёв был с короткой шеей… Другое дело, что Фрунзе можно операцию было не делать - это правда. Папа (Сёма Буденный) мне рассказывал, что навестил перед операцией Фрунзе, который чувствовал себя прекрасно, дал ему одежду: «Давай собирайся, нечего тебе тут лежать»». Фрунзе уже брюки одел, но спохватился, что решение по поводу операции приняло Политбюро. Уйду – скажут, что струсил… Папа считал – беда случилась».

Это интервью к тому – как создаются фальшивые версии и мифы.

А сейчас вы прочтёте как с помощью медицины те самые врачи- вредители, о которых говорят, что их нет, физически устранили Сергея Павловича Королёва – главного мозгового треста советской ракетной мощи.

Я расскажу вам то, что я знаю от старого анестезиолога, который был моим преподавателем анестезиологии в институте. Он был еврей, и фамилия его была Надточий, почти как Буденный, если вы думаете, что евреев с такими фамилиями не бывает. Надточий присутствовал в операционной в течение всего времени операции. Он тогда был ещё молодой анестезиолог Кремлёвской больницы и это был для него очень интересный случай. Он сам не был официальным анестезиологом на операции, но просто пошёл посмотреть из любопытства операцию над таким большим человеком. Надточий пошёл туда и стал там мальчиком на побегушках, и присутствовал, и помогал поднести-принести вплоть до смерти Королёва, таким образом, наблюдая все перипетии операции.

Сергею Королёву тоже можно было не делать операцию. Королёв опрометчиво думал, что в советской медицине такие же успехи, как и в советском ракетостроении, которое сильно обгоняло американское. Но в медицине, благодаря деятельности академика Вишневского и его подельников было отставание от американцев лет на пятьдесят, которое и сейчас не сократилось, потому что дело было не в отставании, а сознательном вредительстве.

Как это обычно делают, когда в США хотят удалить всю прямую кишку, то делают операцию в два этапа. Обычно, сначала делают операцию по выведению толстой кишки на переднюю поверхность брюшной стенки, а прямую кишку, вследствие тяжести операции пока не трогают вообще. Дожидаются полного заживления выведенной толстой кишки и только через месяц-два делают уже удаление самой прямой кишки, этим способом избегая операции в один присест. Это, каким образом операция и сейчас делается в США и во всём мире. Почему так делают американцы? Потому что всей мировой медицине известно, что вследствие тяжести радикального удаления прямой кишки и большой кровопотери, толстая кишка при радикальной операции часто не приживается к стенке брюшной полости, и падает в брюшную полость, всё содержимое кишечника течёт внутрь, и это 100% смерть. Эти данные были общеизвестны уже около сто лет практики удаления прямой кишки по поводу рака прямой кишки, и были известны и еврейским хирургам, оперировавшим Королёва. Почему еврейским?

Потому что оперирующими хирургами Королёва были евреи: министр здравоохранения Борис Васильевич Петровский и наш антигерой - Александр Александрович Вишневский (сын). Я подчёркиваю сын. Потому что есть ещё и внук Александра Васильевича Вишневского, то есть сын Александра Александровича – который тоже Александр Александрович, и он тоже профессор Института Хирургии имени своего деда, хотя уже и невыдающийся и не академик.

Между прочим, в выше приведённой статье в «Комсомольской правде» по поводу фильма «Московская сага» и в связи с операцией, с которой не поднялся нарком обороны Фрунзе, берётся интервью и у этого самого внука – профессора Александра Александровича Вишневского, которому на момент интервью было 65 лет. Из контекста этого интервью следует, что интервью по поводу фильма берут у внука академика Вишневского, в связи с тем, что Александр Васильевич Вишневский (дед) был оперирующим, или одним из оперирующих хирургов на операции Фрунзе. Получается преемственность поколений: если Александр Васильевич Вишневский участвовал в убийстве наркома Фрунзе, то его сын Александр Александрович Вишневский участвовал в убийстве Генерального Конструктора Королёва. Причём оба из них, Фрунзе, и даже вполне возможно Королёв, как вы увидите в дальнейшем, были евреями.

Почему можно точно говорить о том, что именно хирурги, а не анестезиологи несут ответственность за смерть пациента. Потому что по медицинским правилам начальником в операционной является оперирующий хирург, а не анестезиолог. Если у анестезиолога трудности на плановой операции с началом наркоза, хирург может и должен отменить операцию.

Теперь я рассказываю то, что нам, студентам рассказывал преподаватель анестезиологии Надточий, который был на операции с начала операции.

Трудности начались ещё до начала операции. Анестезиолог не смог для проведения общего наркоза засунуть дыхательную трубку в трахею Королёва для искусственного дыхания. Анестезиолог вызвал другого анестезиолога, и тот тоже не смог засунуть трубку. Тогда они вызвали какого то еврейского профессора анестезиологии, не помню фамилию, какую назвал Надточий, но это был не единственный еврейский профессор анестезиологии, которого тогда вызвали. Тот тоже не смог засунуть трубку. Хирурги ждут, они даже не начинают. Все эти попытки засунуть трубку – в это время пациент сам не дышит, и за него дышат маской искусственно, что не вполне эффективно, и у пациентов на масочном дыхании потихоньку начинается кислородное голодание. Еврейские профессора консультанты вызывались из других клиник. Ждали пока они приедут, и всё это время держали Королёва на дыхании маской, а это было несколько часов. Сколько профессоров по анестезиологии они вызвали, неизвестно, но Надточий вспоминал, что была набита полная операционная. Он говорил, что зря пытались вызвать профессоров, лучше, дескать, дали бы простому анестезиологу из соседней операционной – они бы быстро бы засунули трубку, поскольку они это делают каждый день. Он говорил, что эта профессура последний раз трубку держала в руках лет десять назад. Но эта профессура, говорил Надточий, «боялась за свои задницы», и, прикрывая их, настаивала только на «светилах», чтобы в «мокром деле» не оказаться самым большим «светилом», и хотя бы разделить ответственность. Надточий сказал, что затем после долгих выяснений и звонков по телефону, хирурги приняли решение оперировать на масочном наркозе. Всё это время пациента в сознание они не приводили, и всё время дышали за него маской, что, повторяю, не является эффективным дыханием и может использоваться только краткосрочно, до установки дыхательной трубки в трахею. – Это считается грубейшей анестезиологической ошибкой – такое затягивание дыхания только на маске, а они всю операцию дышали на маске.

Надточий сказал, что это было сознательное решение убийства пациента, потому что для этой операции необходимо достижение глубокого наркоза, при котором западает язык, закрывается вход воздуха в дыхательное горло, вследствие чего пациент умирает от асфиксии, то есть от удушья. Вся эта свистопляска в операционной по вставлению трубки в дыхательное горло Королёва продолжалась долго, несколько часов. Затем они стали резать на масочном наркозе, хотя они должны были перестать мучить пациента, привести его в сознание и перенести операцию, хотя бы на день-два вперёд и более тщательно к ней подготовится. Не было никакой необходимости начинать плановую операцию на пациенте, которому они не могли обеспечить дыхание. Однако всё показывает, что они, как говорится в одесском анекдоте, должны были «ковать железо, не отходя от кассы». Надточий далее сказал, что «организм Королёва был могучий, и что мужик он был кряжистый и по природе видно здоровый, и долго держался, «другой бы на его месте «врубил» бы быстро». Темнее менее, сказал он, сердце Королёва не выдержало такого издевательства, и на фоне признаков глубокой и длительной кислородной недостаточности сердце таки остановилось, что не было удивительно ни для кого из присутствующих врачей. Это было чисто «английское» убийство. Надточий сказал, что хотя родственникам и сказали, что непосредственной причиной смерти на операции было кровотечение, настоящей причиной смерти была гипоксия, то есть неспособность обеспечить адекватное дыхание пациенту, то есть – удушье.

Вся страна скорбела о Королёве, и был объявлен государственный траур. Вся страна хоронили его у Кремлёвской стены, и никто не знал, что его, как и Сталина, и многих других, убила кучка еврейских врачей – вредителей. Хотя после смерти Сталина тогда прошло уже более десяти лет, и нас уверяли, что Сталин «оговорил» еврейских врачей.

Врач может убить пациента тысячами разных способов, и никто даже носа не подточит. Поэтому врачами нельзя позволять становится людям, которые в массе считают себя избранными людьми, а остальных – скотом, не имеющим души. Особенно опасна ситуация, когда пациента лечит профессура, и особенно еврейская профессура. Потому что медицинский профессор фактически имеет «лицензию на убийство».

Убийство Королёва было заговором, в том смысле, что это было делом многих людей. Писатель еврей – Ярослав Голованов написал исследование о Королёве, в котором он приводит ещё более очевидные факты, из которых следует, что операция Королёву была сознательным убийством, и министр здравоохранения – криптоеврей Борис Васильевич Петровский играл в нём роль главного исполнителя. О заказчиках мы можем только догадываться. Книга называется: «Королёв. Факты и мифы». 1994 год. (//www.rtc.ru/encyk/bibl/golovanov/korolev/obl-g.html)В этой книге разные люди вспоминают о Королёве. Я приведу отрывки из книги, относящиеся к диагнозу и операции.

«Не меньше сердечных хворей беспокоят его кишечные кровотечения. Началось это давно, еще летом 1962 года - сразу после полета Николаева и Поповича, со страшного ночного приступа желудочно-кишечных болей, когда "скорая" увезла его в больницу. На следующий день знаменитый профессор Маят осматривал его, мял живот, все время спрашивал: - Тут болит? А тут? А тут? - Нигде не болит, - робко отвечал Сергей Павлович».

«Анализы, проведенные в декабре, показывали кровоточащий полип в прямой кишке. Теперь речь шла об удалении полипа - операция напряженная, но и серьезной ее назвать вряд ли можно. Сергей Павлович был спокоен, все встречи и дела уверенно задвигал на вторую половину января. В больницу каждый день приезжала Нина Ивановна, беседовала с врачами - никаких тревог. 11 января сам министр здравоохранения СССР, академик Борис Васильевич Петровский сделал гистологический анализ - отщипнул крохотный кусочек полипа. Было сильное кровотечение, еле остановили».

774

На следующий день, когда Нина Ивановна (Жена Королёва) сидела у Сергея Павловича, в палату зашел врач-анестезиолог Юрий Ильич Савинов. (Судя по отчеству еврей). Нина Ивановна вспоминает:

- Очень хорошо помню всю ту сцену... Сергей Павлович сидел на кровати, подложив руки под колени, в пижаме, носки черные с треугольничками... Савинов говорит: "Вы уж меня не выдавайте, я не имею права вам это показывать, но поздравляю, анализ хороший: это - полип..." Через 23 года после этого разговора Юрий Ильич сказал мне:

- Что-то путает Нина Ивановна. Я не имел никакого отношения к гистологии. Я был анестезиологом на этой операции...

- Но ведь, когда вы шли на операцию, Борис Васильевич Петровский должен был сказать вам, какая, собственно, операция предстоит.

- Он хотел вновь взять биопсию...

- Но ведь для этого, как я понимаю, не требуется общий наркоз...

- На общем наркозе настоял сам Сергей Павлович...

- Если биопсия 11 января не удовлетворила (что вполне допустимо) Бориса Васильевича, почему он начинает операцию? Ведь можно было взять анализ, ничего не разрезая?

- Не знаю... У меня гости... И вообще, это вопрос к Борису Васильевичу.

Отчего столь нервный разговор?..

Анатолий Иванович Струков, академик АМН, Герой Социалистического Труда, самый знаменитый наш патологоанатом:

- Не помню анализа. Петровский и Вишневский вызвали меня на операцию, когда Королев был жив, для того чтобы я засвидетельствовал: опухоль злокачественная, что я и сделал...

- Анатолий Иванович, вы извините меня, но почему к живому человеку вызывают патологоанатома?

- Я - патогистолог и разбираюсь в опухолях. У Королева была саркома прямой кишки...

Борис Васильевич Петровский рассказывал мне обо всех этих событиях несколько по-другому.

- Биопсия действительно показывала полип в прямой кишке, и я назначил операцию с целью избавить Сергея Павловича от этого полипа. Предварительно была сделана попытка под наркозом с помощью эндоскопа взять еще раз ткань на анализ, но началось сильное кровотечение, и необходимость операции стала очевидной... Струкова я не помню, я его не вызывал, возможно, его помощь потребовалась гистологам "кремлевки", которые проводили анализ опухоли. То же говорит Петровский и в своей книге 87: "Лапаротомия (вскрытие брюшной полости) показала наличие неподвижной злокачественной опухоли, прорастающей в прямую кишку и стенку таза. Электроножом с большим трудом удалось выделить опухоль и взять биопсию, подтвердившую наличие самой злокачественной опухоли - ангиосаркомы".

87 Хирург и жизнь. М.: Медицина, 1989. С. 155. Через семь лет после смерти Королева газета "Вашингтон пост" напечатала статью одного врача, эмигрировавшего из СССР, который утверждал, что никакой саркомы не было, был полип и Королев погиб в результате медицинской ошибки. Эту же версию поддерживал и известный хирург академик АМН Ф.Г. Углов, напечатав некое мемуарное эссе, в котором нет фамилий ни Петровского, ни Королева, но то, что речь идет именно о них, ясно и без фамилий. С моей точки зрения, подобный мемуарный прием несколько нечистоплотен: вроде бы обвинил, но всегда можно укрыться от критики за безликостью описанных событий. Не берусь судить, насколько основательны все эти обвинения. Но не могу забыть еще одного разговора, который состоялся в Ленинграде в конце 60-х годов.

Андрей Михайлович Ганичкин, профессор-онколог, с которым случайно разговорились мы о смерти Сергея Павловича, сказал, потупясь: - Видите ли, саркома прямой кишки в медицинской литературе практически не описана... Впрочем, министру здравоохранения виднее... Академик А.И. Струков подтвердил: да, заболевание крайне редкое. Петровского я прямо спросил: существует ли вообще такая болезнь? Бориса Васильевича вопрос мой не смутил:

- Да, саркома прямой кишки - очень редкое заболевание, из всех возможных видов злокачественных опухолей прямой кишки она составляет менее одного процента. Это отмечал в своих работах и такой крупнейший наш онколог, как Николай Николаевич Петров. У Королева была именно ангиосаркома прямой кишки... - Как долго он смог бы еще прожить безо всякого хирургического вмешательства? - Несколько месяцев. Наиболее вероятно, что он умер бы от постоянных кровотечений, просто истек бы кровью. Еще более страшный вариант: опухоль, разрастаясь, сдавила бы прямую кишку, что привело бы к непроходимости. Пришлось бы делать вывод в боку, но эта мучительная операция все равно ничего не решала. Сергей Павлович был обречен...

Часто приходилось потом слышать: зачем Королев позволил оперировать себя министру?! Хотя, надо признать, что даже недоброжелатели Бориса Васильевича признавали, что это мастер, хирург-виртуоз с золотыми руками. И все-таки, может быть, лучше было бы, если бы операцию ему делал не академик, а толковый молодой кандидат медицинских наук, который чуть ли не каждый день делает подобные операции... И об этом я тоже прямо спросил Петровского.

- О своей профессиональной квалификации мне говорить трудно. Могу только сказать, что в 60-х годах я оперировал много. Министром я стал в 1965 году, за пять месяцев до операции Сергея Павловича. И все эти пять месяцев тоже оперировал. Операции на прямой кишке я делал и до этого и после этого, так что опыт у меня был...

К тому же гипотетического, ежедневно оперирующего кандидата наук к Королеву никто бы не допустил, даже если бы Сергей Павлович на этом настаивал. Здесь уже срабатывала советская "табель о рангах": если ты член президиума Академии наук, дважды Герой Социалистического Труда, наисекретнейший Главный конструктор, то, разумеется, лишь нож лейб-медика достоин твоего живота, а Борис Васильевич был натуральным лейб-медиком. Да и Петровский сам не подпустил бы к Королеву никакого сверхопытного хирурга. Победа обещала быть легкой, ведь речь-то шла о полипе. Но легкая операция или трудная - это специалистам понятно. А факт остался бы фактом: кто оперировал Королева? Петровский!

Но вернемся в палату кремлевской больницы. Успокоенная беседой с Савиновым, Нина Ивановна уходила домой с легким сердцем.

776

Не вникая в вопросы чисто медицинские, а лишь организационные, невольно приходишь к выводу, что операция подготовлена была не лучшим образом. Петровский сам признает: "В тот тяжелый день в кремлевской больнице не было ни главного хирурга В.С. Маята, ни его заместителей. Отсутствовал и консультант А.А. Вишневский". Почему? Ведь не было ни праздников, ни выходных дней, -14 января приходилось на пятницу. Известно, что у Королева была от природы короткая шея, но только на операционном столе выяснилось, что интубационная (дыхательная) трубка не входит через рот, хотя можно было все примерить, прикинуть заранее. Почему это не было сделано?

- Королев скрывал, что у него короткая шея, - объяснял мне Петровский. (???!!!) - А главное — он скрывал (???!!!), что у него были сломаны челюсти и он не мог широко открыть рот. Оперируя людей, прошедших ужасы репрессий 30-х годов, я довольно часто сталкивался с этим явлением. У меня нет никаких сомнений, что во время допросов в 1938 году Королеву сломали челюсти. Это обстоятельство и заставило нас сделать ему трахеотомию - разрез на горле, чтобы вставить трубку...

Существует, однако, еще один участник этой операции. Борис Васильевич вспомнил о трех анестезиологах, а назвал двух: Савинова и Ефуни. Третьим был Георгий Яковлевич Гебель из команды Глеба Михайловича Соловьева - правой руки Петровского. По его словам, сразу надо было давать наркоз маской, но существовал запрет Минздрава на этот метод. Уже применялся аппарат "Второтек" для анестезиологии, но и его в операционной не было. Как прореагирует сердце больного на общий наркоз, никто сказать не мог: в больнице Королеву ни разу не сделали ЭКГ. Вначале наркоз давался закисью азота, который не дает расслабления мышц. По мнению Гебеля, можно было дать эфир, но аппарат был таким древним, что в нем не было испарителя эфира. Петровский принял совершенно правильное решение: лапаротомия - вскрытие. Но для такой операции наркоза не хватало. Больших баллонов с кислородом не было, обходились маленькими, которых хватало на двадцать минут. Все это усиливало и без того высокое напряжение всех людей в операционной. Вот тут Савинов и вызвал Гебеля, который сразу ввел Сергею Павловичу релаксанты - препараты, снимающие напряжение мышц, но одновременно как бы выключающие самостоятельное дыхание. Теперь надо было дышать за Королева. Как? Маска запрещена. Интубационная трубка не входила: короткая шея. Оставалась только трахеотомия - разрез на горле и ввод трубки в трахею. Гебель все-таки поставил маску и теперь "дышал" за Королева. Когда заговорили о трахеотомии, возразил:

- Пока не надо, он хорошо идет на руке...

Но во время смены баллончиков рукой засасывался уже не кислород, а воздух. Значит, все-таки трахеотомия...

Разумеется, ничего страшного в самой трахеотомии еще не было. Но она не была предусмотрена заранее, а каждому известно, что всякая неожиданность в любом деле вносит в работу некоторую нервозность.

Но главная неожиданность - опухоль. "Большая, больше моего кулака", -показывал Петровский. "Опухоль была очень большая, как два кулака", - уточняла Валентина Фоминична Грек, медицинская сестра, которая видела ее. Теперь Борис Васильевич понял, что легкой победы не будет. И будет ли вообще победа -не ясно. Борис Васильевич срочно посылает врача Прасковью Николаевну Мошенцеву за подмогой: найти и немедленно привезти Вишневского.

- Малиновский? - резко спросил Александр Александрович, садясь в машину: главного хирурга армии беспокоило плохое самочувствие министра обороны.

- Нет, Королев...

777

Так у операционного стола сошлись два академика, два самых знаменитых хирурга страны. Едва ли найдется человек, который рискнет утверждать, что они любили друг друга, но, будучи людьми бесспорно умными, отдавали должное мастерству и опыту друг друга.

Сергей Наумович Ефуни, ученик Петровского, анестезиолог, непосредственного участия в операции не принимал, приехал уже в конце ее. Он рассказывал мне:

- Когда операция была закончена, хирурги были счастливы: "Боря! Саша! Все хорошо получилось!" Остановка сердца произошла через тридцать минут после окончания операции...

- Но на операционном столе?

-Да... На столе...

Нина Ивановна все это время сидела в комнате рядом с операционной. Здесь же случайно оказалась Ирина Владимировна Руднева, жена Константина Николаевича, которая как могла успокаивала Нину Ивановну. Операция шла слишком долго, и она боялась сейчас, что Сергею Павловичу сделают вывод прямой кишки в боку - более всего и его самого страшил такой исход, превращавший его в инвалида. Поэтому, когда Петровский вышел к Нине Ивановне из операционной, первый ее вопрос был:

- Что? С выводом?

- Да, с выводом, - вяло ответил Борис Васильевич.

- Временно?

- К сожалению, на всю жизнь.

Глядя куда-то в сторону, Петровский добавил:

- Сейчас речь не о том. Надо суметь сохранить ему жизнь...

Потом вместе с Вишневским они ушли в ординаторскую, пили чай с баранками...

Когда зашили, Сергей Павлович задышал, сморщил лицо, начал болезненно потягиваться, - так часто бывает после наркоза. Гебель стоял спиной к операционному столу, наполнял шприц, когда почувствовал, будто кто-то толкнул его в спину. Он обернулся. Зрачки Королева медленно поползли вверх. Пульс встал. В операционной - Гебель и Королев, никого больше. Георгий Яковлевич побежал в ординаторскую-Нина Ивановна с ужасом увидела бегущих в операционную Петровского и Вишневского...

Вишневский с Гебелем начали колоть в сердце адреналин.

- Ты не можешь попасть! - жарко зашептал Вишневский.

- Это ты не можешь попасть! - Гебель впервые назвал академика на "ты".

Сердце молчало...

Через несколько часов на вскрытии патологоанатом скажет:

- Вообще непонятно, как он ходил с таким сердцем...

Гебель утверждает: совесть Петровского как хирурга абсолютно чиста.

Пусть так...

Где-то что-то захлопало, зазвенело, и Нина Ивановна всем существом своим остро ощутила, что надвигается что-то страшное. Все пространство, ее окружающее, стало деформироватьсся в некую засасывающую воронку, и время скручивалось в ней в тугой и плотный шнур неразделимых минут.

Потом Петровский:

- Мужайтесь, все кончено...

Первую ночь после смерти Сергея Павловича Юра Гагарин провел в останкинском доме. Утром сказал:

- Я не буду Гагариным, если не доставлю на Луну прах Королева!

Конец отрывков из книги Голованова о смерти Королёва.

(Пройдёт совсем немного времени и те, кто оправил на тот свет Королёва, саботируют самолёт Юрия Гагарина.)

Но Ярослав Голованов в другой своей книге под названием «Заметки вашего современника» Том 2. Москва 2001 год. (//www.rtc.ru/encyk/bibl/golovanov/gol-zap/2/2-1.html#51) , сообщает ещё одну интереснейшую деталь:

«В хвостовом салоне: Керимов, Пономарёв, уже поддатый Мишин (Главный конструктор), Бармин, генералы Щеулов (Министерство обороны) и Пушкин (служба спасения космонавтов). Все меня поздравляют, угощают нас с Борей сухим вином. Я воспользовался случаем и подкатился к Бармину3, попросил о встрече, чтобы он рассказал мне о Королёве.

— Ну, вы конечно знаете, что Королёв — еврей? — спрашивает Бармин.

Я опешил. Начинаю, как дурак, объяснять, что отец Королёва учился в Могилёвской духовной семинарии, мать — из запорожских казаков, так что вряд ли он еврей. Потом спохватился: господи, что я несу?!

— Да какая разница, еврей он или армянин, или испанец! Он — КОРОЛЁВ!

— Да, разумеется, — отозвался Бармин. — Впрочем, я мало что знаю... Вы об этом расспросите Валентина Петровича4, он в курсе...».

1Пономарёв Александр Николаевич генерал-полковник-инженер, заместитель командующего ВВС

2Керимов Керим Алиевич - заместитель министра общего машиностроения, председатель Государственной комиссии

3Бармин Владимир Павлович (1909-1993) — академик, Герой Социалистического Труда, главный конструктор стартовых комплексов.

4Глушко Валентин Петрович (1908-1989) — академик, дважды Герой Социалистического Труда, главный конструктор жидкостных ракетных двигателей, лауреат Ленинской и Государственных премий

«С Игнатенко и Ростом еду в Питер агитировать за «КП». Кроме агитмероприятий встречался с военными моряками-подводниками, с которыми в 1955 г. плавал Королёв, испытывая морской вариант своей ракеты Р-11ФМ. Тогда и родились подводные ракетоносцы.

На следующий день Игнатенко упросил нас зайти к родителям его друзей: профессору-онкологу Андрею Михайловичу Ганичкину и его жене — милейшей Ите Наумовне, которая показывала нам свою уникальную коллекцию коньяков, а потом накормила таким ужином, что мы со стульев попадали.

С Андреем Михайловичем был у меня разговор о смерти Королёва. Он сказал с сарказмом:

— Министру здравоохранения, конечно, виднее, но дело в том, что такая болезнь, как саркома прямой кишки, которую нашёл у Королёва министр Петровский, в медицинской литературе не описана...

В ноябре 1989 года я беседовал с Борисом Васильевичем Петровским, который оперировал и погубил Королёва , и сказал ему об этом. Он ответил, что саркома прямой кишки — чрезвычайно редкое заболевание, составляющее из числа злокачественных опухолей прямой кишки менее 1%. Но она описана, например, в руководстве крупнейшего нашего онколога Николая Николаевича Петрова. Доказательств у меня нет, но я подозреваю, что подобный диагноз поставлен был для того, чтобы показать, что Королёв был обречён вне зависимости от исхода операции».

Таким образом, из приведённого Ярославом Головановым, спасибо ему за это, материала, видно, что подозрения о том, что Королёва на операции убили, возникли, у многих компетентных специалистов.

Во-первых, что следует из рассказа жены Королёва, что он даже не знал, что ему будут удалять прямую кишку. Жена сказала четко, что речь шла максимум об удалении полипа, а это - чик, одна секунда и готово, но никак о радикальном удалении прямой кишки вместе со всем, что вокруг находится. А это несообщение пациенту и его жене того, что с ним будут делать - уже уголовное преступление. Пациент должен знать об операции, на которую идёт и должен давать письменную расписку – или, если пациент не в состоянии, он или его родственники.

Вы попробуйте рассказать на Западе, что Генеральному Конструктору Космических Ракет в СССР врачи сказали, что будут удалять полип – а сделали радикальное удаление прямой кишки без его согласия, на котором он умер???!!! Что они скажут? Попробуйте спросить! Почему уже 40 лет никто не спрашивает? В России всегда было навалом охотников всё докладывать на Запад. Почему же в этом случае эти люди не торопятся с таким докладом? Или, может быть Запад, и заказал Королёва, проигрывая космическое соревнование с СССР по всем статьям?

Во-вторых, вы видите, что в операционной находились одни евреи. Они не знали, что некоторые из мелких сошек, типа юного доктора анестезиолога Надточего, теперь тоже покойного, будут передавать свои воспоминания об этой операции своим студентам.

Всё что рассказывает министр Петровский – для врача ясно, что он придумывает любые оправдания своих преступных действий, - даже самые неправдоподобные, типа несуществующего заболевания «Саркома прямой кишки». Даже если у него была саркома кишки, как я уже говорил, операции по поводу злокачественной опухоли прямой кишки во всё мире делают в два этапа. Но здесь же дело хуже – здесь дело о том, что Королёву расширили операцию до смертельного максимума без его согласия. Всё что знала он и его семья – это то, что у него доброкачественный полип, который быстренько удалят под общей анестезией.

Ладно, пусть, предположим, у Королёва был рак, а не фантастическая саркома, что тоже достаточно серьёзно, но всё равно, люди с раком прямой кишки живут годы, потому что это не рак лёгких или печени.

Но сейчас я вам скажу одну техническую деталь, которую знают только специалисты. Вы заметили, что жена Королёва говорит, что перед операцией Королёва посещал его анестезиолог Юрий Ильич Савинов, судя по отчеству еврей, как и положено всем врачам, которые работают в Кремлёвской больнице.

Правильно. Часть работы анестезиолога, за которую ему платят деньги – это за день посмотреть пациента пред операцией. Зачем анестезиолог смотрит пациента за день перед операцией? Чтобы посмотреть историю его болезни, узнать его другие болезни на предмет того - выдержит ли его сердце и лёгкие? Если анестезиолог считает, что больной находится в состоянии, что он не может перенести операцию, он должен предложить хирургам отложить операцию, и лучше подготовить пациента. И самое главное – анестезиолог смотрит ротовую полость и его дыхательные пути именно с этой целью - определения возможных трудностей при постановке трубки в трахею для искусственного дыхания за пациента. Этот осмотр делается пред операцией любого пациента – хоть бездомного, не говоря уже об операции Генеральному Конструктору. Существует специальная, четырёхстепенная классификация трудности дыхательных путей для постановки дыхательной трубки. Четвёртая степень самая трудная. Однако уже при третьей степени анестезиолог должен известить своё анестезиологическое начальство о том, что у пациента трудные дыхательные пути, рот широко не открывается и так далее. Шеф анестезиологии обязан предпринять дополнительные меры, которых много, и загодя известить оперирующего хирурга.



Таким образом, когда в выше приведённом разговоре оперирующий хирург Петровский говорит, что

- Королев скрывал, что у него короткая шея, - объяснял мне Петровский.

Мы, специалисты, знаем совершенно точно, что Борис Васильевич Петровский говорит наглую ложь. Потому что шеф анестезиологии совершенно точно заранее доложил ему об этом, а также о том, что у Королёва вследствие перелома в прошлом челюстей, рот широко не раскрывается. А если Петровский врал пациенту, что он берёт его только на удаление полипа, а сам начал делать радикальное удаление; если он врал свои коллегам, что у пациента несуществующая в природе саркома прямой кишки, и как министр здравоохранения заставлял своих подчинённых лжесвидетельствовать; если он врал, что он не знал, что у пациента Королёва короткая шея и не открывается рот, то он врал и во всё остальном, и это со всей ясностью указывает на его личную заинтересованность в отрицательном исходе операции.

Петровский вполне может и соврал, что хирурги сделали дырку на горле для лучшего дыхания, - Надточий рассказывал совершенно точно, что анестезиологи вентилировали его только маской, и сердце пациента остановилась во время вентиляции маской. Я опять приведу вам отрывок из книги:

«Вот тут Савинов и вызвал Гебеля, который сразу ввел Сергею Павловичу релаксанты - препараты, снимающие напряжение мышц, но одновременно как бы выключающие самостоятельное дыхание. Теперь надо было дышать за Королева. Как? Маска запрещена. Интубационная трубка не входила: короткая шея. Оставалась только трахеотомия - разрез на горле и ввод трубки в трахею. Гебель все-таки поставил маску и теперь "дышал" за Королева. Когда заговорили о трахеотомии, возразил: - Пока не надо, он хорошо идет на руке...»

Это были слова анестезиолога Гебеля. Сопоставляя с рассказом Надточего – получается, что опять Петровский врёт, никакой дырки в горле они не делали, а всё время вентилировали на маске, и что именно Гебель этим способом отправил Королёва на тот свет. Гебель не имел права вентилировать пациента маской на всё время такой операции – При невозможности поставить трубку Гебель должен был восстановить сознание пациента, сообщить оперирующему хирургу о невозможности обеспечить адекватное искусственное дыхание пациента и прекратить попытки давать пациенту наркоз. Если он этого не сделал, значит он шёл на поводу у Петровского и имел установку давать наркоз во чтобы то ни стало. Заметьте ещё одно изречение Гебеля из книги Голованова: «Гебель утверждает: совесть Петровского как хирурга абсолютно чиста».

Но совесть не чиста у самого Гебеля». Один преступник выгораживает другого. Можно подумать они спасают жизнь человека попавшего под поезд. – Нет, они, прикрываясь медициной, скопом убивают человека, которому они могли не делать операцию вообще, и который, и его жена, даже и не знали, что вместо получасового удаления полипа ему будут делать радикальное удаление прямой кишки! В этом случае «поездом» была сама оперирующая бригада. Об этом говорил и Надточий – анестезиологи вентилировали Королёва через маску, а через маску можно обеспечить вентиляцию только на неглубоком наркозе, а на глубоком наркозе наступает смерть от удушья. И я повторяю, что Надточий рассказывал, что всю операцию анестезиологи вентилировали маской и на маске же Королёв и умер. А это значит, что Петровский опять врёт, что они для дыхания сделали дырку в дыхательном горле. Ни о какой дырке в трахее Надточий даже и не упоминал, а это важная деталь, которую он как анестезиолог не мог упустить. Более того, мне известны многие студенты, которые учились у Надточего, и он всем рассказывал эту историю, и всем он говорил, что анестезиологи всю операцию вентилировали Королёва на маске, и именно на маске при всех признаках длительной гипоксии, то есть кислородной недостаточности, остановилось сердце Королёва. Он говорил, что длительное время до остановки Королёв был просто синим от кислородной недостаточности.

Петровский врёт во всём. Почему? Потому что если Петровскому была так необходима эта операция, то при наличии таких трудных дыхательных путей он лично должен был сделать дырку в трахее Королёва загодя, и сделать это отдельной операцией. Подождать недели три-четыре, чтобы эта дырка сформировалась, и только затем брать пациента на операцию и давать наркоз через эту дырку в трахее. Тогда бы никаких проблем с вентиляцией не было бы. А эту дырку в трахее надо было делать - операция ведь не была срочной.

Но пациент, как мы знаем, даже не знал, что ему будут делать такую тяжёлую операцию. Королёв думал, что его возьмут на удаление полипа – а это бескровная операция на полчаса не больше.

Вам понятно, что академик Петровский – преступник и убийца, как минимум Королёва? Но обычно у таких людей, если они способны на такие преступления, жертв во много и много раз больше. И я не думаю, что это были только гои.

Заметили, в приведённом рассказе в книге Голованова, врачи сами говорят, что у них не было нормальной анестезиологической аппаратуры. А это был результат деятельности всей жизни отца одного из оперирующих Королёва хирургов – А.А. Вишневского.

Я, как врач, понимаю, что суть произошедшего в операционной правильно подмечена именно анестезиологом Надточим. Он, был в операционной одним из посторонних и наблюдал со стороны. Он не нёс никакой ответственности, и поэтому у него нет заинтересованного подхода. Надточий не был ни в чём виноват, не был заинтересован выгородить кого-либо, и ещё долгие годы он рассказывал о том, что в действительности произошло тогда в операционной своим студентам, хотя конфиденциально, но совершенно свободно.

Петровский, конечно, хотел убить пациента самой операцией. Он не знал, что задача будет ещё проще, чем он думал, и пациент умрёт просто от недостатка кислорода во время операции, связанной с тем, что ему не обеспечили искусственного дыхания для тяжелейшей полостной операции.

Петровский должен был отменить операцию. Начав операцию, Петровский показал, что он сознательно хотел убить пациента, и я, как врач с 30 летним стажем и опытом работы в хирургических клиниках Москвы и Нью-Йорка заявляю, что академик Королёв был убит медицинским способом. И нам не нужно знать всё по секундам, то, что мы итак знаем, более чем достаточно, чтобы сделать такое заключение.

Интересно, что дочь Королёва – Наталья Королёва стала врачом хирургом, специализирующимся на операциях по лёгким. Она профессор кафедры хирургии 2-ого Мединститута в Москве. Однако в своих воспоминаниях об отце она вообще не касается обстоятельств смерти отца и принимает официальную версию. Надо заметить, что Наталья Королёва ученица известного хирурга-лёгочника еврея Перельмана. В своих воспоминаниях об отце она разрабатывает только подробности жизни отца в 30-е годы и того времени, когда её отец тоже сидел в лагере. В своих воспоминаниях она подаёт отца, как одного из репрессированных «ужасной сталинской системой» вместе с остальными «невиновными» троцкистами. Во всей её книге чувствуется, что в клинике Перельмана её окружали одни евреи, и от них она получила еврейское восприятие действительности. В этом отношении она точная копия Светланы Аллилуевой, которая, будучи сама аморальной посредственностью, тоже была полностью сформирована в еврейском окружении. Эти троцкисты, выйдя из тюрем, куда их изолировал Сталин, убили отца Королёвой и разрушили нашу страну, снова засунув нас в то своё ужасное рабство, от которого нас освободил товарищ Сталин. Именно благодаря таким посредственностям, как Наталья Королёва, наша страна и была развалена, а мы снова уничтожаемся еврейскими олигархами, которые во время молодости её отца назывались «старыми большевиками».

И обратите внимание, что Голованов приводит диалог, в котором говорится, что академику Глушко Валентину Петровичу было известно, что Сергей Павлович Королёв был крипто-еврей.

Если это так, то это ещё одно подтверждение того, что евреи, работающие на интернациональный кагал, убивают своих евреев, но работающих на благо той страны, в которой они живут. Криптоеврейство Королёва также объясняет, что его дочь Наталья Королёва прекрасно ужилась в еврейской клинике Перельмана, и у неё никогда не вызывала никакого подозрения официальная еврейская версия смерти её отца.

Характерный исход пациентов А.А. Вишневского отслеживается и в дневниках начальника Отряда Космонавтов генерала Каманина Н.П «Скрытый космос». 2001.

//www.rtc.ru/encyk/bibl/kamanin/kniga4/obl-4.html

30 декабря.

Заболел космонавт Павел Беляев: хирург Вишневский вырезал ему две трети желудка, часть двенадцатиперстной кишки и аппендикс. Операция прошла удачно, но состояние Беляева еще очень тяжелое (раньше он никогда на желудок не жаловался). (А аппендикс Вишневский удалил «за компанию».).

1970 год

3 января.

Первый рабочий день в новом году. Правда, рабочий день только для военнослужащих - сегодня суббота и все гражданские организации не работают. Новый год вся наша семья встречала на даче (гостями были только моя старшая сестра Маруся и ее сын Виктор).

Праздничные дни для меня были омрачены переживаниями за Беляева : ему сделали повторную операцию, и врачи через каждые три часа докладывали мне о состоянии больного. В докладах не было ничего утешительного, каждую минуту могло произойти непоправимое. А.А.Вишневский ежедневно лично осматривал Беляева и проводил консилиумы со специалистами. Сегодня в 13 часов также был консилиум. Состояние больного очень тяжелое, он бредит и не узнает посетителей. Положительный исход болезни, по заключению врачей, маловероятен.

Праздничные дни для меня были омрачены переживаниями за Беляева: ему сделали повторную операцию, и врачи через каждые три часа докладывали мне о состоянии больного. В докладах не было ничего утешительного, каждую минуту могло произойти непоправимое. А.А.Вишневский ежедневно лично осматривал Беляева и проводил консилиумы со специалистами. Сегодня в 13 часов также был консилиум. Состояние больного очень тяжелое, он бредит и не узнает посетителей. Положительный исход болезни, по заключению врачей, маловероятен.

8 января.

За последние четыре дня состояние Беляева резко ухудшилось. Вишневский делает все возможное для его спасения, но положение, по-видимому, безнадежное.

11 января.

Сегодня воскресенье, но я уже на работе с 8:30. В Главном штабе тихо, работают только Главком, начальник штаба и дежурные... Вчера с 17 до 19 часов Кутахов, Леонов, Шаталов, Пашков, Крышкевич и я были у Л.В.Смирнова - обсуждали процедуру подготовки и проведения похорон космонавта Павла Ивановича Беляева.

И…

Вчера Вишневский сделал операцию (космонавту) Андрияну Николаеву. Несколько лет назад ему вырезали аппендикс. Операцию (естественно) провели плохо, и его очень часто беспокоил шов. Перед началом подготовки к полету на "Союзе" Николаев с моего разрешения лег на повторную операцию. Операция прошла хорошо. Вишневский обещает, что через пару недель Андриян будет в строю.

Комментарии, как говорится, уже излишни.

Но и это тоже был не единственный вид саботажа и скрытого геноцида, который был введён отцом и сыном Вишневскими в практику советской не только военно-полевой, но и вообще хирургии, и который отправил на то свет ещё более пациентов, чем первые два, поскольку этот вид саботажа продолжается в России и сегодня.

Речь идёт о хирургических операций при хирургических заболеваниях брюшной полости. Вы быстро поймёте в чём дело.

Опаснейшим осложнением операций на брюшной полости является разлитой гнойный перитонит. Почему он опасен? Потому что общая площадь слизистой оболочки брюшной полости, покрывающей 12 метров кишок, равна площади небольшой жилой комнаты. Поэтому если гнойный процесс разливается по всей огромной площади брюшной полости – это конец. При всех процессах в брюшной полости организм в первую очередь стремиться ограничить воспаление в брюшной полости только небольшим участком. Организм это делает, выделяя при воспалении какого либо участка брюшной полости вещество, называемое фибрин, которое герметически отгораживает воспалённый участок брюшной полости, не давая воспалению разлиться по брюшной полости. В США все операции на брюшной полости сопровождаются сильной предоперационной подготовкой антибиотиками. Антибиотики даются за пару дней до операции как внутримышечно, так и в виде таблеток, чтобы дезинфицировать содержимое кишечника. Кроме этого перед операцией пациенту даётся выпить 4 литра специального гипертонического солевого раствора под названием «Гоулайтли» и делаются очистительный растворы, чтобы полностью очистить кишечник и сверху, и снизу. В США операции на брюшной полости всегда заканчивались и заканчиваются зашиванием наглухо, и не оставляют в животе никаких трубок и тем более ничего через дырки в животе в живот не льют. Работая во многих госпиталях США, я никогда не видел разлитого гнойного перитонита, которым в СССР и России заканчиваются не только аппендициты, но и, как это не кажется вероятным, и трепанации черепа. В хирургии США разлитой перитонит чрезвычайно редок. Я, лично работая в нескольких американских госпиталях, никогда даже и не слышал о таком осложнении. В СССР, а также в теперешних России и Украине разлитой гнойный перитонит – это бич, от которого умерли по меньшей мере десятки миллионов хирургических пациентов. Этот геноцид населения продолжается и до сих пор. Методика медицинского геноцида населения путём развития гнойного перитонита была разработана ещё под руководством Александра Васильевича Вишневского его учениками, включая его сына Александра Александровича Вишневского и профессора- еврея Шлапоберского Василия Яковлевича, автора монографии «Острые гнойные перитониты». Медгиз. 1958 год.

Они разработали методику операций на брюшной полости, которые они заканчивают оставлением в брюшной полости резиновых трубок. Они оставляют около 12 трубок – это у них называется «сделать ёжика», по которым в брюшную полость подаётся стерильный водный раствор, который вымывает весь фибрин из брюшной полости, эффективно превращая любое местное воспаление брюшной полости в разлитой гнойный перитонит.

Автор этих строк, работая в конце 70-х и 80-х годах в хирургических клиниках города Москвы, собственными глазами наблюдал этот геноцид в «прогрессе». Возразить еврейскому медицинском начальству нельзя – они были начальством, они были «экспертами». Все главные хирурги того времени, а именно министр здравоохранения Петровский и главный хирург Четвёртого Управления Маят, были евреями, и похоже вполне осознанно «крышевали» ведение операций на брюшном полости именно вредительскими способами. Сколько раз я замечал, что лечение и других клинических состояний в СССР осуществлялось методами, которые давали именно самые худшие результаты. Когда я попал в США и ознакомился с методами, применяемыми там, я был просто ошеломлён – почему там всё: лечение, операции, делаются по уму, а в СССР - всё в худшем виде? Я ещё более не мог этого понять, потому что и в СССР и в США врачами и хирургами на 90 процентов были советские и, соответственно, американские евреи. Почему одни и те же евреи в США делали всё толково, а в СССР - в наихудшем виде?

И я не могу найти другого объяснения, кроме того, что в США они за всё берут бешеные деньги, и им нет нужды саботировать свои результаты, в то время как в СССР медицина была бесплатной, и эта бесплатность евреев так, бесила, что они саботировали всю бесплатную медицину как только могли. Бесплатная медицина противоречила еврейскому естеству.

Скажу объективно, не все советские еврейские врачи занимались саботажем бесплатной медицины, были и честные труженики, которых коробило происходящее. Но и они не могли понять причины явного саботажа медицинской помощи в СССР. Но те из евреев, кто сам не занимался скрытым вредительством, никак не могли этому саботажу препятствовать, и им ничего не оставалось делать, как кооперировать с вредителями, что, собственно говоря, продолжается и сейчас. Высшая политика в советской медицине всегда осуществлялась именно еврейскими врачами-вредителями, которые были, есть и будут всегда, потому что мародёрство – это наиболее эффективный метод получения прибыли: взять с больного человека – взять с умершего, взять с трупа.

И это опять не весь перечень «услуг» указанных семьёй Вишневских советскому народу и военно-полевой хирургии. Ещё до войны работами английского физиолога Уолтера Кэннона было обосновано и внедрено на Западе лечение кровопотери и травматического шока внутривенным переливанием слабо подсоленного водного раствора, называемого «физиологическим раствором». До сих пор этот «физиологический раствор» или его модификация, под названием «раствора Рингера», является наиболее эффективным раствором, который и сейчас вводится в клиниках США в 99% случаев всего того, что вводится внутривенно. Уже во время Второй Мировой Войны американцы всегда имели под рукой физиологический раствор и одноразовые стерильные системы для внутривенного переливания физиологического раствора, который по себестоимости не дороже обычной воды. За исключением только смертельных кровотечений, практически все американские раненные были спасены. Совсем не то было в СССР. Александр Васильевич Вишневский эффективно заблокировал применение физиологического раствора в Советской Армии и медицине, таким образом, что ещё в 80-х годах 20 века, даже через 40 лет после войны, в СССР одноразовые стерильные системы для внутривенного вливания в основном отсутствовали. Что касается Отечественной войны, то вследствие отсутствия одноразовых систем для переливания физиологического раствора, которые уже тогда, даже при небольшой кровопотере, обязательно применялись американцами, большинство советских бойцов умирало ещё до попадания в госпиталь. А те раненые, кто всё таки доживали до советского госпиталя, имели мало шансов пережить «лечение» в нём. Даже по фильмам о великой Отечественной войне вы можете вспомнить, что никакие капельницы во время войны в советской медицине не применялись. В США же капельницы были стандартом лечения ещё в 30-е годы, и я вам покажу соответствующие документы в приложении.



А Это данные с американского сайта «Военные медики Второй Мировой» «Combat Medics WWII Combat Medic». //home.att.net/~steinert/#Brief%20History%20of%20the%20Medical%20Corps

«During the Civil War, 50 percent or more of the men admitted to hospitals died, during World War I, it was 8 percent, World War II, 4 percent».

Здесь написано: «В течении гражданской войны в Америке (середина 19 века), смертность среди раненных в госпиталях была 50%. В Первой Мировой Войне смертность в госпиталях упала до 8%. Во Вторую Мировую Войну смертность в американских госпиталях в США была всего 4%».

В книге американца Arturo Castiglioni “A History of medicine”. New York 1947. Артуро Кастильони «История медицины». В разделе «Военная медицина» на странице 1079 написано про американских раненых:

«Из каждых 100 раненных - 97% выживали, а 70% возвращались в свою часть к прежним обязанностям. Этот отличный результат был достигнут благодаря повсеместному введению в практику как можно раннего внутривенного переливания физиологического раствора и крови, давящих повязок при ожогах, широкого иссечения некротических тканей при первичной хирургической обработки ран, ранней дачей антибиотиков: пенициллина и сульфаниламидных препаратов, применению рентгена в полевых госпиталях и даже часто непосредственно за полем боя, а также практикой быстрой эвакуации, часто самолётом. Из самого тяжёлого контингента – среди раненых в живот, удавалось спасти 75% раненных с открытыми ранениями брюшной полости, в то время как ещё в Первую Мировую удавалось спасти меньше половины. Раны головы и груди тоже показали соответствующее уменьшение смертности со времени Первой Мировой (По Кирку от 15% до 50%). Пересечённые нервы после быстрого сшивания заживали в подавляющем большинстве случаев без всякого нарушения функции. Отрывы половых органов от мин-ловушек были новым видом травм. Большим контингентом раненых были ожоговые раненые и раненные от взрывной волны. Много внимания уделялось физиотерапевтической реабилитации раненых. Специалисты по ортопедии (восстановлению функций конечностей) находились во всех госпиталях. Бич Первой Мировой Войны – «контузия» (то есть психический шок, или «боевой шок»), проявляющаяся на поле боя психическим состоянием близким к сумасшествию - её серьёзные последствия предотвращались психотерапией в полунаркотизированном состоянии, таким образом, что большинство контуженных, то есть находящихся в состоянии психического шока быстро возвращались к активной службе. Военно-медицинская служба американской армии включала 50 тысяч врачей, 90 тысяч сестёр и порядка 400 тысяч санитаров- добровольцев. Каждый солдат имел индивидуальный экстренный пакет, в котором находились: Сухой паёк, пачка сульфаниламида (антибиотик), шприц с морфием (обезболивающий наркотик)…. Особенно показательной была статистика Английской военной-медицинской службы во Второй Мировой Войне, которая показала снижение смертности и физических дефектов по сравнению с Первой Мировой войной от 12 до 60% в зависимости от характера ранений».

В вышеприведённом абзаце суммирована вся суть военно-полевого лечения ранены, которая даже и сейчас в России не находится на том уровне, на котором она находилась в американской армии ещё во время Второй Мировой. А теперь сравним официальные цифры потерь в армии США и армии СССР.

Но предварительно, у всех интересующихся той войной я хочу спросить только один вопрос: почему советские и американские войска, разгромив врага, и встретившись на Эльбе, воевали две разные войны? – США воевали Вторую Мировую Войну, а СССР – Великую Отечественную? Получается, что кто-то очень не хотел акцентировать тот факт, что СССР был союзником США и Англии и ударной силой американской коалиции на Восточном фронте, ровно таким же образом как сейчас Украина, Польша и Болгария являются частью американской коалиции в агрессии против Ирака и Афганистана.

Официальная цифра потерь американской армии с 1941 года по 2 сентября 1945 года. В Энциклопедии Википедия такие цифры по США: 16 миллионов американцев было призвано в Армию и около 400 тысяч погибло. (Over 16 million served (about 13% of the population), and over 400,000 were killed during the war) //en.wikipedia.org/wiki/Military_history_of_the_United_States#Second_World_War_.281941.E2.80.931945.29

Сколько потерь в Советской Армии? В Энциклопедии Википедия приводятся следующие цифры, что из 23 миллионов жертв в СССР – 12 миллионов были гражданские лица. Но таким образом у нас остаётся 11 миллионов погибших советских солдат и офицеров Советской армии. «The Soviet Union suffered by far the largest death toll of any nation in the war; perhaps 23 million Soviets died in total, of which more than 12 million were civilians». //en.wikipedia.org/wiki/WW_II

Это расхождение в потерях двух приблизительно одинаковых по численности армий, за приблизительно одинаковое время боевых действий, - в 22 раза – это не укладывается ни в какие резонные объяснения. Огромное расхождение в потерях – в более чем 22 раза, не надо списывать ни на каких немецких снайперов, ни на превосходство немецкого оружия, ни на мифические, пропагандистские «зверства немецко-фашистских оккупантов» на территории страны. Если мы отбрасываем пропагандистские случаи, точные данные показывают, что немцы не воевали с гражданским населением СССР. Оставим болтовню неспециалистам. Не надо также повторять чушь, что американцы воевали только с 1944 года – это ложь. США официально вступило в войну 8 декабря 1941 года и первые два года американские войска вели ожесточённые кровопролитные бои с японцами, и в Европе они высадились в Италии ещё в 1943 году. С таким же успехом можно обвинить СССР, что до 1945 года СССР не открывал на Востоке Второй Фронт с Японией. Американцы воевали до сентября 1945 года. У американцев тоже были свои осложнения с японцами – вспомните хотя бы знаменитые и эффективные японские «камикадзе». Оставим все пропагандистские трюки для области демагогии. По прошествии стольких лет мы уже можем и должны анализировать цифры беспристрастно. При этом именно англо-американские войска выполняли особенно уязвимую и опасную в плане потерь операцию высадки с моря на французском побережье, когда существовала опасность, что их всех перебьют при высадке. И только предательство собственных генералов Гитлера позволило англо-американцам высадиться во Франции. Если бы был введён в действие план генерала Роммеля – массированной атаки на англо-американские войска во время их высадки, а не предательский план генерал изменника Герда фон Рундштедта (Gerd von Rundstedt), – окапываться вдалеке от берега, то англо-американские войска были бы уничтожены ещё в море. //en.wikipedia.org/wiki/Erwin_Rommel

Так почему за одно и тоже время с 1941 по 1945 год потери американской армии – 400 тысяч, а советской армии – 11 миллионов человек?

А теперь, чтобы вы действительно «изумились», я приведу вам цифры из учебника Военно-Полевой хирургии генерала медицинской службы – главного хирурга нескольких фронтов еврея Еланского Николая Николаевича. //1945.bookchamber.ru/description135307.htm :

«Исключительная тяжесть поражений, вызывающая смертельный исход на поле боя в среднем в 20% случаев на общее число раненых — так называемые “безвозвратные потери” — и на последующих этапах из числа так называемых “санитарных потерь” при некоторых видах ранений до 60—70% случаев».

Таким образом, советский процент потери раненых был такой: 20% раненых умирало прямо на поле боя. Затем их транспортировали, и в дальнейшем умирало ещё 60-70% раненых, что составляет 80-90% всех раненых. Даже если понять цифры Еланского в том смысле, что это всего умирало 60-70%, то и это всё равно, как вы видели из вышеприведённых цифр, превышает процент потерь американских раненых ещё в период их Гражданской войны в середине 19 века. Правильно, это было время, середина 19 века, когда в медицине вообще отсутствовали понятия о стерилизации и стерильности в хирурги. То есть применение мази Вишневского и другие «выдающиеся методы» «самоотверженных» советский убийц в белых халатах оказывало эффект ещё более худший, чем отсутствие стерилизации и стерильности в хирургии 19 века.

Чтобы закамуфлировать очевидный саботаж после войны в СССР был выпущен огромный оправдательный «труд» - “Опыт советской медицины во время Великой отечественной войны”, аж в 35 томах. Эти 35-томов представляют собой список особенно показательных случаев, историй болезни отдельных раненых и длинные разглагольствования по организации разворачивания военных госпиталей, но отнюдь не потому, как правильно медицинскую помощь оказывать. Это огромное собрание томов имело единственную цель - быть свидетельством «огромных достижений советской медицины в годы великой Отечественной Войны» и прикрыть те преступления, тот геноцид, который был совершён в отношении советских раненых еврейским медицинским руководством советской военной медицины.

Обратите внимание, что книга еврея Н.Н. Еланского написана под редакцией ещё двух евреев: Под ред. ген.-лейт. мед. службы С. С. Гирголава, и ген.-майора мед. службы проф. В. С. Левита. Обратите внимание, что всеми авторами по военно-полевой хирургии (как и подавляющее большинство авторов и других областях медицины) являются евреи, как например тот же Борис Васильевич Петровский: «Избранные лекции по военной хирургии (военно-полевая и военно-городская хирургия)». Петровский Б.В. Медицина. 1998.

А вот руководство и самого Вишневского: Вишневский А. А., Шрайбер М. И., Военно-полевая хирургия, 2 изд., М., 1968.

Книга по истории военно-полевой хирургии в годы войны тоже написана двумя евреями: «Военно-полевая хирургия в годы Великой Отечественной войны» И. В. Алексанян, М. Ш. Кнопов Издательство – Медицина. 2000 год.

Главным хирургом Советской Армии во время Великой Отечественной войны был криптоеврей Николай Нилович Бурденко. А главным терапевтом был другой еврей – Смирнов Ефим Иванович, генерал-полковник медицинской службы, начальник Главного военно-санитарного управления СА и ВМФ после войны ставший Министром Здравоохранения СССР. Написал книгу Воспоминаний: «Война и военная медицина. Мысли и Воспоминания». 1939-1945. Москва. Медицина. 1976.

Николай Нилович Бурденко был одним из знаменитой общественной комиссии по доказыванию того, что польских офицеров в Катыни расстреляли немцы. Более того, Бурденко, поскольку он был ещё и Президентом Академии медицинских наук СССР, а человек на такой должности никак не мог быть русским, был ещё и главой этой комиссии, призванной замести следы геноцида поляков. Неофициально эта комиссия называлась именно «Комиссией Бурденко». Интересен факт из биографии Бурденко, что он после школы поступил в духовную семинарию, затем оказался в Томском университете, из которого быстро был отчислен за, как бы сейчас сказали, террористическую деятельность. //en.wikipedia.org/wiki/Nikolai_Burdenko

Посмотрите официальный материал с Википедии о доказанности расстрела 15 тысяч польских офицеров бериевским НКВД: //en.wikipedia.org/wiki/Katyn_massacre

А теперь в свете этого оцените Бурденко хотя бы как человека, которому было прекрасно известно, что некоторые трупы из Катынского леса возили на автомобилях в Москву, в Институт Судебной медицины. Этот институт тогда находился в снесённом перед Олимпиадой здании на Садовом Кольце рядом с метро Маяковская. И, чтобы никто не подсмотрел, прямо там, на полу их расстреливали из немецких автоматов. Это факт мне лично рассказывал член семьи «старых большевиков», который там сам не работал, но в московской верхушке того времени это был не секрет. В Катынской комиссии половину было иностранных деятелей: дочь американского посла еврея Гарримана, корреспондент еврейской газеты «Нью-Йорк таймс, писатель- конюнктурщик и крипто-еврей Алексей Толстой, митрополит Киевский и Галицкий Николай, нарком просвещения Потемкин, и много других одиозных лиц, включая нашего Главного Хирурга Советской Армии Николая Ниловича Бурденко, который, как это говорится в этой книге воспоминаний: «Профессор Бурденко в зеленой фуражке пограничника деловито анатомировал трупы и, помахивая куском зловонной печени, нацепленной на кончик его скальпеля, приговаривал: "Смотрите, какая она свеженькая!", - то есть пытался доказать, что поляков расстреляли только что отступившие немцы. //katyn.codis.ru/forcorr.htm

Вот такой контингент еврейских врачей-вредителей осуществлял руководство «самоотверженной медицинской помощью раненым советским солдатам и офицерам», а на деле откровенный саботаж, вредительство и медицинский геноцид населения СССР, выразившиеся в громаднейшем расхождении между американскими и советскими потерями среди раненых. И после убийства Сталина они ещё доказывали, что еврейских врачей вредителей нет как нет, хотя ещё на процессе Бухарина еврейские врачи-вредители сами в присутствии иностранных корреспондентов признали, что они существуют.

Среди факторов, которые вызвали непропорциональные потери советских солдат среди раненных, вне всякого сомнения была медицинская политика основных руководителей советской хирургии того времени: главного хирурга СССР академика А.В Вишневского и его сына А.А. Вишневского – главного хирурга фронтов, которые провозгласили, что лечение по Вишневскому – самое лучшее в мире, а именно: введение новокаина лечит любую кровопотерю и любой шок, мазь Вишневского заменяет любой антибиотик, и те же новокаиновые уколы лучше, чем общий наркоз.

Если вы откроете этот вебсайт, //home.att.net/~steinert/#Brief%20History%20of%20the%20Medical%20Corps то вы увидите, что американскому солдату оказывают медицинскую помощь его же товарищи, такие же бойцы. Обратите внимание на фото на первой странице сайта, два обычных американских солдата накладывают одноразовую капельницу, в то время как капельниц в советских госпиталях не было ещё вплоть до 60-х годов. А на другом вебсайте посмотрите фотографии и полная модель функционирования обычного американского армейского госпиталя, Обратите внимание, то у них в палаточном госпитале были даже рентгеновские аппараты.: //www.armyfieldhospital.org/

Все американские солдаты были, и сейчас обучены оказывать медицинскую помощь на поле, боя. Советских бойцов никогда этому не обучали. Автор этих строк хорошо знает это, поскольку часть своей службы проходил санинструктором мотострелкового полка в начале 1970-х годов. В русской армии солдаты даже и сейчас не обучаются оказанию медицинской помощи. В то же время каждый американский солдат автоматически обучен делать своему раненому товарищу прямо на поле боя: внутримышечное введение морфия для обезболивания, внутримышечный укол противостолбнячной сыворотки, умеет поставить одно разовую капельницу, заливает рану антисептическим раствором и перевязывает рану, при переломе накладывает шину и обеспечивает эвакуацию раненного, а также делает укол антибиотика.

А теперь рассмотрим оказание медицинской помощи в американской армии непосредственно на поле боя, описанное на этом же вебсайте.

«На расстоянии всего 300-400 метров от линии боя находится станция оказания медицинской помощи. Она не содержит никаких коек. Она лишь только транзитный пункт. Как только получено сообщение с линии боя немедленно подаются носилки. В это время раненому уже сделан морфий, антибиотики, наложена повязка и останавливается кровотечение. Тут подоспевают носилки, и носилки оттаскиваются на расстоянии, куда может подъехать «джип» так, чтобы его самого не подбили. Обычно это дистанция от 10 метров до километра, а на этом расстоянии уже находится и станция оказания медицинской помощи с врачом. Врач снимает первичную повязку. Ставит диагноз, вводит морфий и ставит систему внутривенного вливания, а затем предпринимает необходимые меры чтобы сделать раненного более спокойным и комфортабельным, то есть приводит его в порядок: согревает, или накладывает лёд, даёт пить, кофе, чай. Затем подъезжает машина скорой помощи и отвозит раненого к месту расположения операционной. Это место находится уже дальше в тылу, хорошо оборудовано и укомплектовано всем необходимым вплоть до рентгеновской установки. Здесь делается операция, и затем раненый эвакуируется в тыловой госпиталь. На этом этапе раненые тоже не лежат, они лежат только в тыловом госпитале. На этапе же первичной станции за полем боя и в месте расположения операционной пациенты находятся только транзитом».

Всё понятно, как организована медицинская помощь на поле боя американской армии? – Всё. Вопросов нет, всё ясно и понятно – один абзац. А в приложении я приведу вам запутаннейшую инструкцию по оказанию военно-полевой медицинской помощи в сегодняшней российской армии, в которой вы вообще, и даже я, и никто понять ничего не может.

Таким образом, медицинская семья Вишневских, к которой ещё относился и внук Александра Вишневского – профессор института Хирургии им. Вишневского, Вишневский, надолго заблокировала все методы, которые обеспечивают спасение раненых. Это такие методы как: применение обезболивания и антибиотиков, внутривенного вливания физраствора как кровезаменителя, а также общего наркоза, которые сразу были взяты на вооружение американской армией и медициной, и оказались основой правильного лечения пациентов и раненых, обеспечивающей 96% выздоровление раненых.

Как вы можете себе представить такую огромную разницу в потерях двух приблизительно одинаковых по силе армий, воевавших в одно и тоже время против одного и того же противника? - 400 тысяч убитых американских солдат, и 11 миллионов убитых советских солдат – это колоссальная разница в потерях, не объяснимая ничем, кроме как сознательным саботажем медицинской помощи советским раненым и медицинским геноцидом советского народа.

Вопрос остаётся открытым: сколько можно было бы спасти миллионов жизни советских солдат, если бы с 60-90% потерь раненых по данным Еланского Н.Н., можно было бы уйти на 4% потерь от общего числа раненых как в американской армии?

Для чего все эти смертельные методики «лечения» были силой внедряемы и удерживались десятилетиями, несмотря на все доказательства их убийственной практики? Тысячам советских докторов, в том числе и евреям, затыкались рты, и они лишались работы за высказывание сомнения в применении, мягко говоря, методов, дающих очевидные отрицательные результаты.

Я это подчёркиваю, чтобы евреи сами обратили внимание, что когда в медицинскую практику запускаются такие медицинские методы тотального уничтожения людей, то нет никакой возможности уберечь от них как избранную расу самих евреев. Конечно, соответственно меньшей пропорции евреев среди общего населения СССР, большинство умертвляемых неевреи. Однако каким-то процентом евреев приходится жертвовать тоже, поскольку евреи испытывают такие же смертельные последствия применения на себе изощрённых методов уничтожения гоев, применяемых их особо изощрёнными соплеменниками. Сколько раз мне приходилось объявлять еврейским близким родственникам, о том, их близкие умерли на или после операции. Я не мог сказать им то, что я сейчас могу изложить на бумаге.



Приложения:

Сейчас я приведу вам список генералов медицинской службы во время Второй Мировой войны, которые предпочитали быть официальными евреями и не пребывать в криптосостоянии. Список приводится для того, вы осознали, что военно-медицинская служба СССР полностью контролировалась евреями. Список приводится из книги «Еврейский Самиздат». Том 9. Под редакцией А. Бен-Арие, составленный в СССР и напечатанный в Иерусалиме в 1975 году. Этот том, в мягкой обложке, голубого цвета, журнального формата, представляет собой сборники списков советских евреев во всех областях во Время Второй Мировой Войны, которая для большего поднятия патриотизма называлась в СССР – Войной «Великой Отечественной». Изучая этот список, вы заодно можете проанализировать, какие имена чаще всего использовались советскими евреями.

Список №12. Генералы медицинской Службы.

1. Генерал-майор Бершадский Владимир Данилович.

2. Генерал-майор Бялик Пётр Моисеевич.

3. Генерал-майор Варшавский Климентий Матусович.

4. Генерал-майор Верховский Давид Вениаминович.

5. Генерал-майор Вовси Мирон (Меир) Семёнович.

6. Генерал-майор Волошин Борис Маркович.

7. Генерал-лейтенант Гурвич Михаил Михайлович.

8. Генерал-майор Дойников Борис Семёнович.

9. Генерал-майор Израильян Валентин Соломонович.

10. Генерал-майор Ицкин Макс Семёнович.

11. Генерал-майор Левит Владимир Семёнович.

12. Начальник Сан. Управления Закавказского фронта Мойжес Лазарь Моисеевич.

13. Генерал-майор Неменов Михаил Исаевич.

14. Генерал-майор Песис Александр Евсеевич.

15. Генерал-лейтенант Ратгауз Леонид Гершанович.

16. Генерал-майор Рейзин Симон Давидович.

17. Генерал-майор Рейнгольд. (и.о. отсутствует)

18. Генерал-майор Славин Меир Абрамович.

19. Генерал-майор Ставицкий Иосиф Исаакович.

20. Генерал-майор Фрид Евсей Соломонович.

21. Генерал-Майор Ходоров Липа Аврумович.

22. Генерал-майор Шерешевский Яков Игнатьевич.

23. Генерал-майор Шрайбер М.И.

24. Генерал-майор Энтин Давид Абрамович.

Список №13 Генералы Ветеринарной службы.

1. Генерал-майор Байтин Леопольд Абрамович.

2. Генерал-майор Гоберман Лев Соломонович.

3. Генерал-майор Лянда Юлий Абрамович.

4. Генерал-майор Петуховский Абрам Аронович.

5. Генерал-майор Шпайер Николай Маркович.

6. Генерал-майор Шпиллер Абрам Ефимович

7. Генерал-майор Шур Иосиф Васильевич.

Как вы видите, авторы-составители этого списка не имели иных внутренних, своих, еврейских методов выявления евреев, кроме, как и мы все, методом простого чтения книг и изучения газет. Как вы видите, в этом списке, если не фамилия, то или имя или отчество обязательно явно еврейские. В этом списке вы не найдёте никаких Вишневских-Еланских, Бурденко и Смирновых, которые предпочитали считаться русскими врачами, и которых можно вычислить только по их вредительской деятельности. Смирнов Ефим Иванович генерал-полковник медицинской службы, начальник Главного военно-санитарного управления СА и ВМФ после войны ставший Министром Здравоохранения СССР. Написал книгу Воспоминаний: «Война и военная медицина. Мысли и Воспоминания». 1939-1945. Москва. Медицина. 1976.

Посмотрите инструкцию по организации медицинской помощи в сегодняшней российской армии, если вы вообще тут чего-нибудь поймёте, и кому нужны такие инструкции? Инструкция российской военно-полевой помощи с этого сайта: //br.by/search.cgi?q=%D0%B0%D0%98%D0%B0%D0%97&ch=http:%2F%2Ftrauma.by.ru%2Forganizachelp.htm&fm=off

А вот некоторые данные из австралийского музея медицинской истории на вебсайте относительно того, когда в медицинскую практику а также в военно-полевую хирургию было внедрено внутривенное переливание крови и физиологического раствора: //www.chs.unimelb.edu.au/programs/jnmhu/mhm/ummh.htm Стандартная система для внутривенного переливания физиологического раствора была внедрена в практику ещё в 20-х годах: Вот её описание в музее: MHM03363 Transfusion apparatus: saline infusion kit by Warner and Webster, Melbourne

On tin, "Warner & Webster/[...]/Melbourne." On skein, "Warranted Pure Silk/No. 4". Warner and Webster Saline Infusion Kit, comprising brown glass saline tube with rubber tubing, extended by central glass attachment. Other end of tube has metal needle holder (needle missing). Kit also includes cardbaord skein of pure silk thread and curved sewing needle. Kit held in black-painted oval tin with hinged lid. History of Object. This saline infusion kit was originally donated to the Medical Society of Victoria (which later became part of the Victorian Branch of the Australian Medical Association). The A.M.A. donated its museum collection of documents and artefacts to the University of Melbourne in 1994. Materials and Finishes. Tin, metal, glass, rubber, cardboard and silk.. References. Creator Not known. Date range 1920? - 1949? Quantity 1 item ([case] 3.9 x 13.0 x 10.0 cm)

Inventory Identifier MHM03363 Series 3

Вот ещё внутривенная система – 30-е годы:

MHM02050 Transfusion: "Soluvac" intravenous outfit by Elliott's. Brief Description. "Soluvac" intravenous outfit, comprising drip tube, rubber tubing, needle and various pipettes. In original cardboard box. History of Object. Materials and Finishes. Glass and rubber.References.Creator Not known

Date range 1930? Quantity 1 item ([box] 2.7 x 18.7 x 14.6 cm)

Inventory Identifier MHM02050 Series 3

Вот ещё одна система для переливания физиологического раствора и крови «Солювак», разработанная в 30-е годы.

MHM00160 Transfusion Flask: Soluvac, Blood

Marked on side of bottle "SOLUVAC BLOOD TRANSFUSION FLASK TOTAL CAPACITY 1200 MILS". Marked on the base of the bottle "ELLIOTS STERILE SOLUTIONS", "SOLUVAC", "5". Marked on top "SOLUVAC". Marked on valve "ELLIOTS". Brief Description.Soluvac transfusion apparatus consisting of a Soluvac transfusion flask of 1200 mils. capacity which has a swivel wire handle at the base so the container can be hung to drip. Protruding from the top of the jar is a valve to which a length of hose and a rubber bulb is attached. Another length of hose with a metal cannula and glass guard is also attached to the top. History of Object.This apparatus was developed just before the 1939 to 1945 war by Wood and Ross for continuous transfusion and was modified from the sealed gravity infusion sets first produced in America. This became the mass-produced transfusion set used with such great effect by the Australian armed forces. The "SOLUVAC" system was used for all forms of intravenous infusions in addition to blood. With the development of sealed bottles, storage of blood became a practical proposition. It was used extensively in the Spanish Civil War in 1938. Later both wet and dry serum were used in emergency in place of blood. With modifications the principles embodied in the system are still in use. Associated with registration number 158.

А вот стандартная внутривенная система переливания крови английской армии на вооружении с 1940 года:

Transfusion: British Army blood transfusion set

Printed on base of instruction sheet [.9], "(393/4343) Wt. 24489-6490 3000 9/40 H&S Ltd. Gp. 393". Moulded on base of bottle [.14], "R 364/REG. No. 835469/C U.G.B." Brief Description. British Army blood transfusion set in 1940 pattern. Has 540 c.c. bottle with wire hanging handle; glass tubes, rubber tubes, needles and instruction leaflet. History of Object. Materials and Finishes. Metal, glass, rubber, fabric, contents (beads) and cellophane). References. Book: Keynes, Geoffrey (ed.), 1949. "Blood Transfusion." (John Wright and Sons Ltd., Bristol, The Stonebridge Press). pp. 377-382.

Существует версия, что за большое число жертв отвечает голод. Однако голода в армии не было. Армия была накормлена. И мы здесь берем статистику только армейскую, за вычетом 12 миллионов жертв среди гражданского населения из 23 миллионов общих жертв. Всю официальную русскоязычную еврейскую историографию по этому вопросу можно даже не читать – это еврейская апологетика. Относительно же голода среди населения существуют данные о том, что голод был организован теми, кто организовывал его всегда. С сайта: //strana.fastbb.ru/index.pl?1-12-0-00000023-000-0-0-1144923256

«Из разведдонесений 18-й армии Вермахта о Ленинграде:

“2 октября 1941 г.: ...Настроение широких слоев, населения можно определить как подавленное. Поскольку население по-прежнему находится под сильным воздействием пропаганды, оно боится немцев и участвует в обороне города...

Коммунистическое руководство вместе с многочисленной коммунистической молодежью фанатично настроено защищать город. Господствует сильное озлобление в связи с тем, что евреям отдается предпочтение при эвакуации... Из 600 тыс. евреев, которые жили в городе до начала войны, большая часть бежала при особом содействии через свои ведомства. В то время как остальному населению было позволено брать с собой не более 50 кг багажа, подавляющему большинству евреев разрешалось вывозить всё их имущество. Руководство эвакуационными поездами осуществлялось большей частью евреями.

6 октября: ...Большое озлобление вызвала насильственная мобилизация рабочих. Часто рабочих за незначительные поступки осуждают к длительным срокам заключения, а затем в виде помилования направляют на фронт. Еврейский вопрос среди населения обсуждается всё более активно, при этом НКВД более не принимает мер в отношении антисемитских проявлений, направленных против коммунизма и еврейства.

17 ноября: …Длинные очереди за продуктами являются очагом всевозможных слухов. Недовольство советской властью проявляется здесь открыто. Особое раздражение вызывает то, что евреи и руководящие партийные чиновники в неограниченном размере обеспечены продовольствием. Сообщают, что смертность среди гражданского населения очень большая”.

Спецсообщение УНКВД Ленинграда № 10068 от 13 декабря 1941 года:

“Возрастает процент отрицательных сообщений... Характерные выдержки из писем приводим:

«Вы всё врете: и ты, и радио, и газеты. Мы перестали верить всему, верим только тому, что вокруг нас делается... В общем, воюйте, защищайте евреев, а ваши семьи будут здесь подыхать»”.

Сводка о событиях в СССР № 154 начальника полиции безопасности и СД от 12 января 1942 г., Берлин:

“Есть свидетельства того, что в последнее время в Ленинграде значительно увеличилось число случаев голодной смерти… Среди гражданского населения, которое в своем большинстве страдает от приступов голода, сразу бросаются в глаза евреи, благодаря тому, что они лучше одеты и выглядят более здоровыми. Персонал продовольственных магазинов – почти исключительно евреи. Они сумели почти повсюду вытеснить русских с этих самых "теплых" сейчас мест”.

Сводка СД о событиях в СССР № 170, 18 февраля 942 г., Берлин:

“...В Декабре 1941 г. Советы начали осуществлять эвакуацию гражданского населения через замерзшее Ладожское озеро... Из-за нехватки бензина и постоянных артобстрелов дороги... эвакуация вскоре была сильно ограничена. Однако с аэродрома Ржевка непрерывно проводится эвакуация самолетами главным образом евреев, высококвалифицированных рабочих и функционеров советской власти...

...Под давлением всё более невыносимого положения заметно вырос антисемитизм. Имеются сообщения, что дело доходило до эксцессов. Так, в течение декабря многие еврейки, которым отдавалось предпочтение при покупке продуктов, подвергались побоям со стороны напрасно стоявших в очереди людей. Евреев, у которых были найдены запасы продовольствия, также били соседи по дому. Милиция не в состоянии что-либо предпринять против проявлений ненависти, так как население в большинстве случаев встает на сторону нападавших. Евреям со злорадством говорят об их судьбе в случае прихода немцев...”

И напоследок свидетельства представителя “б-гоизбранного народа”.

Из письма военврача В.З. Т-берга (1903 г.р., б/п, уроженца г. Одессы), посланного из блокадного Ленинграда 43-го г. эвакуированным родственникам в Алма-Ату:

“Прибавилась еще забота по ремонту квартиры. К 15-20 марта квартира будет как в мирное время.

На днях вышлю еще деньги. Мне легче посылать пока что продуктовые посылки. Узнай, принимают их или нет. От нас пока их посылать нельзя. Возможно, когда наладят прямое сообщение с Москвой, то разрешат посылать посылки...

Вся беда, что в городе нет породистых собак. Придется потерпеть. Может быть, у вас будет щенок боксера, других не надо, то везите...

Бываю у Лоры – единственная близкая семья. Они хорошо живут, и я им помогаю, как могу...

Нашел Левина. Он начальник госпиталя где-то в тылу. Антоша Слонимский поет в оперетте...

Если бы ты была здесь, мне легче было бы тебе помогать, особенно продуктами, так как мы не съедаем всего, что получаем…”

Таким образом, Германские разведсводки сообщают, что в блокадном Ленинграде еда была в избытке. Проблема была послать продуктовые посылки родственникам в Алма-Ату, что можно было сделать только через Москву. И было совершенно не достать крупных собак боевых пород - для защиты еврейских запасов от умирающих гоев. Так кем же была оккупирована страна?

И вопрос, кто был настоящей причиной голода, остаётся тоже открытым.

А это статья с еврейского сайта //souz.co.il/israel/read.html?id=502

о том, что с момента возникновения государства Израиль на территории СССР действовала «пятая израильская колонна» осуществлявшая саботаж и диверсии во всех областях жизни СССР, и что из Израиля эту «пятую колонну» курировали служба «Натив» и, так называемый, «Русский Отдел». Этот документ проливает свет на возможные мотивы целенаправленного саботажа медицинской помощи в СССР, а также проведения научно-медицинского геноцида советского народа гражданами лояльными не стране своего рождения и жительства, а в первую очередь своей «исторической родине», и людям её представляющим. На момент отсутствия Израиля, как это было во время Великой Отечественной войны, мировое еврейство было сосредоточено в США и Англии. И поэтому вся внутренняя подрывная деятельность внутри СССР исходила от мощнейших международных еврейских организаций, находившихся в то время на территории США и Англии.

«Натив - Разведка Израиля, действующая на территории стран бывшего СССР

Правительственное бюро по связям с еврейскими общинами стран СНГ и Балтии.

Входит в систему спецслужб Израиля.

В 1954-1955 гг. в Израиле для ведения разведки против СССР была создана сверхсекретная спецслужба "Натив", подчиненная, как и "Моссад", непосредственно премьер-министру страны. Ее аппарат насчитывал всего 50-60 человек. Но на "Нативу" работали "оперативники" в посольствах и консульских учреждениях Израиля в СССР, Польше, Венгрии, Чехословакии и других государствах. Она занималась сугубо секретными агентурными операциями как в самом Советском Союзе, так и в "третьих" странах против него.

Помимо этого где-то в 1950 г. в МИДе Израиля появляется специальный "Русский отдел" (РО), который чуть позже возглавил Нехимия Леванон, если мне память не изменяет, 1914 года рождения, служивший в 1943-1944 гг. переводчиком в "СМЕРШе". Считалось, что Леванон - полковник "Моссад".

В 1957-1958 гг., после разоблачения беззаконий периода культа личности Сталина, РО принял участие в организации широкомасштабной операции (она проводилась более чем в 30 странах) по дискредитации СССР под предлогом "антисемитизма его государственной политики". Как писал в 1963 г. один из будущих руководителей Всемирного еврейского конгресса И. Лейблер, в результате этой акции удалось не

только обострить отношения СССР с рядом государств, но и внести раскол в компартии Франции, Италии, Израиля и ряд других.

После разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем в 1967 г. оперативники РО МИДа (в центральном офисе работали около 30 человек) и "Нативы" обосновались в некоторых европейских государствах, в том числе и в Румынии (которая, как известно, имела "особую позицию" по ближневосточному конфликту), а также в посольстве Нидерландов в Москве, представлявшем в нашей стране израильские интересы. Когда в СССР в 1971 г. в короткие сроки (2-3 месяца) возникло националистическое "сионистское" движение - его ядро первоначально составляли 110-170 человек, - КГБ полагал, что в его состав были целенаправленно введены многие бывшие агенты "Нативы" и информаторы "Русского отдела". Причем последние могли быть как оплачиваемыми сотрудниками, так и идейными бессребрениками.

Создание двух не связанных с официальной разведкой органов ("Натива" и "Русский отдел") для проведения специальных операций против СССР являлось абсолютно оправданным с точки зрения достижения максимальной эффективности, избегания параллелизма на специфическом направлении разведывательной работы.

В апреле 1999 года многолетник координатор Натив Яков Кедми подал в отставку. Отставка г-на Кедми стала кульминацией скандала, разразившегося в израильских СМИ после публикации письма, которое глава "Натива" направил Нетаньяху три месяца назад. Кедми обвинил премьера в предательстве интересов репатриантов из России. Примечательно, что в прессе документ появился всего за три недели до выборов».

А это статья еврейские «Медики на войны» Бориса Лазаревича Вайсмана с сайта русскоязычных бывших советских евреев, выпускающих «Народную Медицинскую Газету» в Чикаго, надо полагать, «чикагского народа»: //medgazeta.narod.co.il/index.php?release=8&number=8&page=30

Эта статья показывает кадры – армию еврейских медиков, которые самоотверженно и под «мудрым руководством» отца и сына Вишневских проводили в жизнь медицинский геноцид советского народа во время войны.

«Особое место в медицинской службе армии в годы войны занимали медики-евреи, которым посвящена статья историка, ветерана Второй Мировой войны Бориса Вайсмана.

Среди начальников санитарных управлений есть имена генералов:

Песиса Александра Евсеевича - Волховский фронт, Ицкина Маиса Семеновича - Брянский фронт, Шаманского Модеста Абрамовича - Северо-Западный, затем 3-й Прибалтийский фронт, Гурвича Михаила Михайловича - 3-й Белорусский фронт, Мойжеса Лазаря Моисеевича - Северо-Кавказский фронт (2 марта 1943 г. погиб в авиакатастрофе), Соколовского Давида Григорьевича - Приморская армия, Верховского Дмитрия (Давида) Наумовича - Ленинградский фронт, Баудера Владимира Робертовича - Балтийский флот, Ратгауза Льва Григорьевича (Леонида Германовича) - флагманского врача ВВС, помощника начальника Главного военно-санитарного управления по ВВС и других.

А вот некоторые имена генералов, главных специалистов медико-санитарного управления Советской Армии:

Вовси Мирон Соломонович (Меер Семенович) – главный терапевт, профессор, Энтин Давид Абрамович, Бялик Петр Моисеевич, Неменов Михаил Исаевич, Славин Меер Абрамович, Ходорков Лина Аврумович, Шрайбер М. И. и другие.

Главными специалистами фронтов были:

Вотчал Б. Е. - главный армейский терапевт, Хейфиц А. Б. - главный хирург 59-й армии, Иоффе В. И. - флагманский эпидемиолог Балтфлота, Левит В. С. - заместитель Вишневского - главного хирурга Красной Армии, Фрумкин А. Г. - инспектор главного санитарного управления Красной Армии, Альховский М. Е. - организатор санитарной службы и госпиталей Карельского фронта, Кофман В. С. - главный хирург Приморской армии, Вайнштейн Ад. - начальник санитарного управления ВВС, Сельцовский П. Л. - главный хирург Северо-Кавказского фронта, Гуревич Г. М. - главный хирург 1-го Прибалтийского фронта, Талмуд 3. Т. - главный хирург Ленинградского фронта, Раппопорт М. Ю. - армейский терапевт Ленинградского фронта, Кизельштейн Я. А. - флагманский врач ВВС 18 армии Южного фронта, Любарский С. Р. - армейский хирург на Северо Западном фронте и другие.

Большой вклад внесли ученые медики и среди них:

Профессор Гальперин Ф. М., профессор Тафт А В. (эвакогоспиталь), профессор Гринштейн А. М., профессор Маршак А. М., профессор Вольфсон С. Б., профессор Гуревич - хирург фронтового госпиталя, профессор Беленький В. А., профессор Гольдгаммер К. К. - фронтовой госпиталь, профессор Дымшиц Л. А. - главный окулист, профессор Залкинд Б. А. - главный терапевт и другие.

Начальниками медицинской службы армий и соединений были:

Элькин Р. В. – 13 воздушной армии Ленинградского фронта, Гольштейн А. И. - 1 танковой армии, Озадский М. Е. - береговой обороны Одессы, Глейх А. М. - 2 гвардейского кавалерийского корпуса, Зеликов М. Э. - военно-морских баз Одессы и Севастополя, Кривошеин М. Я. – Балтфлота, Гордон Р. М. - 1 механизированного корпуса, Варшавский Б. Э. - 25 стрелковой дивизии, Ройтман М. Г. - базы «Ханко», Абрамсон А. И. - на «Дороге жизни» Ленинградского фронта, Пастернак И. Г. - в районе авиационного базирования и многие другие.

А вот имена некоторых из отличившихся в боях начальников госпиталей и командиров медсанбатов:

Эпштейн М. М. - госпиталя 9 армии, Шварцгорн Б. М. - 5 госпиталя Ленинградского фронта, Кринский Б. К. - госпиталя 1 ударной армии, Халамейзер Э. М. - госпиталя Пинской военной флотилии, Дробицкая А. П. - полевого госпиталя 1 ударной армии, Эндер А. Е. - госпиталя 3240 Ростова-на-Дону, Бродский И. И. - инфекционного госпиталя Приморской армии, Спектор Б. А. - госпиталя 2749, Оппенгейм Д. Г. - госпиталя 1081, Ортенберг Дора Иосифовна - госпиталя 4625, Могилевская Е. К. - головного госпиталя 4 танковой армии, Варшавский А. М. - полевого подвижного госпиталя 43 армии 1-го Прибалтийского фронта, Додельзон Д. Б. - госпиталя 2617 Волховского фронта и десятки других.

Отличились в боях и многие командиры медицинских санитарных батальонов, среди них:

Генин Р. М. - 443 медсанбата 83 стрелковой дивизии, Бениаминсон Х. Г. - медсанбата 2 гвардейской Таманской стрелковой дивизии, Лапидус И. А. - командир медсанбата, погиб под Москвой, Бурганский Г. А. - 232 отдельного санитарного батальона 25 танкового корпуса.

Среди главных специалистов фронтов числились:

Гуршпун М. Х. - 71 отдельного медсанбата 69 стрелковой дивизии, Фок Я. С. - 38 медсанбата 37 гвардейской стрелковой дивизии, Мукайер В. М. - отдельного медсанбата 40 стрелковой дивизии, Хавкин Е. Б. - 275 медсанбата 242 стрелковой дивизии 3- го Украинского фронта, Ставский Ю. П. - медсанбата 230 стрелковой дивизии 9 армии.

Вместе с героическими защитниками Брестской крепости сражался и погиб Ефим Юльевич Файнштейн - военврач 333 саперного полка.

Военврач Григорий Исаакович Вахлис, начальник медицинской службы Дибавского пограничного отряда, уже 22 июня 1941 г. спасал раненых бойцов и сам выносил их из боя. Д-р Вахлис был ранен и попал в плен. При защите Одессы и Севастополя отличились военные врачи: Неймарк, Силинг, Блиндер А. В., Браславский, Варшавский В. С., Беркович, Рожковский, Ярошевский, главный хирург 268 полевого госпиталя Литвак С. Д. и др.

Военврач 3-го ранга Анна Яковлевна Полисская отправила на большую землю своих малолетних детей, затем добилась назначения в 7 бригаду морской пехоты начальником санитарной службы вместо погибшего 30 октября 1941 г. мужа - Марменштейна А. М., военврача 2 ранга. 250 дней обороны Севастополя она достойно занимала эту должность. Во время битвы под Москвой отличились:

Из 78 стрелковой дивизии 16 армии военврач Сарра Яковлевна Гершкович, санитары Смулевич и Молдавский.

Юрий Лазаревич Ватер, старший фельдшер 260 артполка 201 Латышской дивизии.

Санинструктор пулеметной роты того же полка Аля Берг, находясь в боевых порядках, оказывала помощь раненым. В бою была тяжело ранена, спасти ее не удалось.

Санинструктор Гита Свердлова. Ринкман М. И. - врач Серединской больницы Шаховского района Московской области, рискуя жизнью, выдавая себя за русскую, сумела спасти 75 солдат и офицеров.

Вайсберг М. В. - врач, командир санитарной роты 4 саперного полка 100 стрелковой дивизии, вместе с санитарами находился в боевых порядках. Медико-санитарной службой МПВО Москвы руководил доктор Д. Е. Левант.

В Сталинградской битве: Завадская Т. Я. - хирург 924 стрелкового полка, Ханина С. А., Донская Р. С. - врачи 7816 медсанбата стрелковой дивизии, Гуревич Р. Ф. - врач-хирург 41 гвардейской стрелковой дивизии, Литвак Я. М. - хирург медсачбата 20 стрелковой дивизии, Цейшин Д. Я. - военврач Волжской военной флотилии, Певзнер Р. М. - санитарка медсанбата 237 стрелковой дивизии, Розенбаум Е. - санинструктор батальона 226 стрелкового полка, Чемес А. И. - военфельдшер 38 гвардейской стрелковой дивизии и десятки других медицинских работников».



К о м м е н т а р и и

00079: 21.05.2010 11:53
НЕидиот
Цитата: "Почему во Второй Мировой Войне количество погибших американских солдат 400 тысяч человек, а количество погибших советских солдат – 11 миллионов? Только без демагогических объяснений. Поскольку на самом деле советская и американская армии были приблизительно равны по величине, и по длительности воевали тоже самое время. Американская армия воевала с 8 декабря 1941 года по сентябрь 1945 и воевала не с кем-нибудь, а, как мы теперь знаем, – с камикадзе и чёрными поясами по карате."

Вот уж бред, так бред! В целом статья неплохая, но оперировать подобной "логикой", что советская и американская армии воевали на равных и в равных по тяжести военных операциях - либо полный идиотизм, либо попытка хоть как-то притянуть за уши необходимую автору мысль. Под стол чуть от смеха не свалился. Было бы очень смешно, если бы не было так грустно...
00080: 21.05.2010 18:05
KSV
Ну полагаю, что тут главное не кто с кем и как тяжело и успешно воевал, а то, что америкосовские солдаты получали лечение от которого выздоравливали, а наши выздоравливали вопреки лечению. Т.е. после ранения у нашего солдата начиналась еще одна война - с врачами - вредителями.

Кстати - не факт, что если бы наша армия была на месте американской - у нас были бы такие же потери :о)
00083: 23.05.2010 00:18
НЕидиот
Вы правы в том, о чем пишете. Но я немного не о том. Меня возмутила откровенная чушь, которую автор подает читателю с таким умным видом. Ведь только идиот=полный кретин может думать, что боевые действия на восточном фронте (Германия-СССР) и в юго-восточной Азии (Япония-США) были хоть как-то сопоставимы по масштабам, мощи применённой бронетехники и орудий, и соответственно, числу боевых потерь...

К чему было автору так неуклюже передёргивать?! Без этих бредовых "доказательств", приводимых в процитированном отрывке, можно было вполне обойтись. Упоминание "черных поясов по карате" только обезличило вполне здравую точку зрения автора на поднимаемый им вопрос. Данный пассаж не только не помог в аргументации, но и основательно опошлил всё, что автор пытается рассказать.
00086: 23.05.2010 18:02
KSV
Ну, видимо, у автора такая манера изложения - уж очень ему хочется "достучаться" хоть до кого то - вот и пытается все излагать все на понятном большинству языке... Меня тоже некоторые моменты этого материала "передергивают", но уж очень хорош общий посыл книги - поэтому и сохранил.
00116: 11.06.2010 22:53
Alex Povolotsky
Книга состоит из лжи, лжи и лжи.
00117: 12.06.2010 01:26
KSV
Конечно из лжи. Поэтому когда порежете пальчик - намажьте его мазью Вишневского и замотайте бинтиком - через 3-4 дня понимание истины само придет :о)

Это я к тому, что кому то чего то хочется доказать из истории, в которой он не принимал никакого участия, а стараниями т.н. "историков" и политиков истина была навсегда и надежно "прибита". А вот мне, как и большинству современных людишек, в данный конкретный момент совершенно насрать кто с кем и как воевал - главное - это плачевный результат этих войнушек здесь и сейчас. А вот то, что "медицинское наследие" тех лет до сих пор продолжает убивать наших людей, причем, большинство врачей искренне верят, что они лечат - вот на это не "насрать"...

На бытовом уровне спросите любого пожилого человека почему он не хочет попадать в больницу - "ведь там лечат" и подумайте над его ответом.
Пример: Уже несколько десятилетий известно, что использование растворов глюкозы при инсульте ухудшает состояние больного, так вот первое, что сделают врачи, когда кто то из Ваших родственников попадет к ним с инсультом - поставят ему капельницу с глюкозой...

Кстати - прежде чем голословно обвинять автора в исторической лжи рекомендую посмотреть источники, на которые он ссылается - там и сканы документов есть. Вот - кому кому нельзя верить так это официальным историкам - они всегда врали, врут сейчас и будут врать в дальнейшем... А еще я точно знаю, что человеку, которого обливает дерьмом официальная пропаганда любого современного государства, можно верить и к нему можно идти лечиться :о)

Медицинская часть статьи проверяется на себе любимом "на раз - два" - вот уже больше 20 лет "проверяю" и ни одного сбоя.
00150: 17.07.2010 20:33
Alex Povolotsky
Вы, простите, сталкивались с серьезными ранениями и открытыми переломами? Скажу по секрету, большинство мелких порезов нужно УМЕТЬ лечить так, чтобы не зажило за несколько дней. А вот при более или менее серьезной ране "набить луковой кашицы и зашить" - вернейший путь к гангрене.

Мазью Вишневского? Мазать свежий порез? Кто подсказал Вам такую идею? Вишневский рекомендовал свою мазь на стадии ЗАЖИВЛЕНИЯ. Не верите - почитайте "Масляно-бальзамические повязки", или любое издание "Указаний по ВПХ" времен войны.

Источниками автор не пользовался. Сканов документов - там не было и нет.

Исторических источников - десятка два книг времен войны и около у меня есть. Я предлагал - и готов предложить - пари. На то, что Вы не найдете документов, которые

- приказывали, предписывали или хотя бы рекомендовали отказ от общего обезболивания
- приказывали, предписывали или хотя бы рекомендовали применение бальзама Вишневского на первых стадиях раневого процесса
00151: 18.07.2010 16:22
KSV
Вы, простите, сталкивались с серьезными ранениями и открытыми переломами? Скажу по секрету, большинство мелких порезов нужно УМЕТЬ лечить так, чтобы не зажило за несколько дней. А вот при более или менее серьезной ране "набить луковой кашицы и зашить" - вернейший путь к гангрене.

Мазью Вишневского? Мазать свежий порез? Кто подсказал Вам такую идею? Вишневский рекомендовал свою мазь на стадии ЗАЖИВЛЕНИЯ. Не верите - почитайте "Масляно-бальзамические повязки", или любое издание "Указаний по ВПХ" времен войны.

Источниками автор не пользовался. Сканов документов - там не было и нет.

Исторических источников - десятка два книг времен войны и около у меня есть. Я предлагал - и готов предложить - пари. На то, что Вы не найдете документов, которые

- приказывали, предписывали или хотя бы рекомендовали отказ от общего обезболивания
- приказывали, предписывали или хотя бы рекомендовали применение бальзама Вишневского на первых стадиях раневого процесса
На № 00150:
Блин - как же быстро люди разучились читать и понимать прочитанное :о(

По п.1 автор статьи именно об этом и говорит, а я кстати и не отрицаю... :о)
По п.2 Неужели Вы не уловили в № 00117 обыкновенный сарказм

По поводу источников - признаю - поторопился. Мне показалось, что в приведенном на этом сайте варианте они есть. Когда перемещусь домой - попробую порыть домашний архив на предмет более полного варианта статьи, а пока приношу извинения за дезинформацию.

А вообще то статья о том, что попав к нашим медикам Вы будете лечиться от последствий лечения дольше чем от исходной болячки. Примеры:

1. Одной моей знакомой, которую все кто ее знал звали "терминатор" за ее железобетонное здоровье, вот уже 6 лет не удается привести себя в норму после того как она по какому то незначительному поводу покушала выписанные ей "врачом" гормональные таблетки. У нее отнялась левая рука.
2. Моя тетка покушала так же выписанные ей "врачом" новомодные (читай рекомендованные или продвигаемые) таблетки от давления и вот уже второй месяц не вылезает из больниц (корреляция между приемом таблетки и сердечным приступом через пару дней после приема была легко прослежена)
3. После перенесенного второго инсульта состояние моего отца очень быстро ухудшалось. После отказа от выписанных ему лекарств у него практически сразу нормализовалась речь и за полгода практически восстановилась кратковременная память. Читать он, правда так и не научился, но пишет вполне понятно. Связь ухудшения состояния с выписанными лекарствами была очень хорошо заметна когда он, по совету соседки, попробовал снова принимать лекарства и практически сразу начал, как и раньше, пытаться мыть посуду в газовой плите и ходить в туалет на улицу.

Это я к тому, что совершенно не важно что было когда то - важно что врачи убивают нас здесь и сейчас (возможно и не догадываясь об этом).
00152: 18.07.2010 18:29
KSV
В правдивости автора статьи убеждаешься и по косвенным признакам - попробуйте найти полный текст методички Н.Н. Еланского. "Военно-полевая хирургия" (1941г.) - она или очень трудно находима, а когда ее находишь, то она везде обрезана "на самом интересном месте". "Указания по военно-полевой хирургии" 1941 года найти вообще невозможно поэтому все критики данной статьи ссылаются на вроде бы как аналогичные указания от 1946 года, которые уже были исправлены с учетом возможных разборок с врачами.

А зачем кому то потребовалось вычищать из Интернет руководящий документ 1941 года? Единственным объяснением этому может быть только то, что содержимое этого документа до сих пор кому то "задницу поджаривает".

И вообще - если материал лживый то зачем его так тщательно вытирать во всех доступных источниках - не проще ли аргументированно доказать что это ложь - мы люди вменяемые и поверим фактам...

Впрочем - я не врач и человек вменяемый - докажите документально, что автор статьи не прав и я приложу значительные усилия в переубеждении всех кто ему поверил.
00154: 18.07.2010 23:58
Alex Povolotsky
Еланский, ВПХ-42 и очень похожая на нее ВПХ-46 лежат у меня на столе. УВПХ-41, 42 и 44 различаются достаточно незначительно (там тасовали главы, и в УВПХ-44 добавили временную инструкцию по применению пенициллина). Ахутин, ВПХ-41 у меня тоже есть.

Проблема в том, что у меня сломался сканер и хронически нет времени на сканирование и распознавание текстов. Да некоторые книги и не отсканируешь - тот же Еланский-42, карманный и толстый.

Никто документов не вычищал. Их просто не клали. Сколько хватило сил у энтузиастов набить - столько и набили.

А вот Вишневский (и Масляно-бальзамические повязки, и Местное обезболивание, не помню сейчас полного названия) в сети есть.

Аргументированно доказать?...

http://roman-n.livejournal.com/1912181.html

http://community.livejournal.com/politgramota/5765.html

можете повеселиться.
00157: 19.07.2010 03:25
KSV
В то время, когда я перетаскивал этот материал к себе ВПХ-41 еще можно было найти :о) Впрочем - это не важно - я не медик и не историк, соответственно для аргументированного отпора или признания поражения мне потребуется перелопачивать очень много материалов на эту тему (но ВПХ-41, для общего развития, я все же полистаю), а для большинства дела прошлого уже не имеют никакого значения... ...Смотрим на "здесь и сейчас" и видим повторение описанного в статье только в современных реалиях :о)

P.S. Повеселился. Аргументация защитников статьи значительно более убедительна.
00158: 19.07.2010 10:09
Alex Povolotsky
Очень немного материала нужно.

Вот УВПХ-41.

Стр. 58-59.

1. Выбор метода обезболивания необходимо индивидуализировать в зависимости от состояния раненого, характера операции, ее длительность, санитарно-тактической обстановки, квалификации хирурга и степени освоения хирургом и его помощниками того или иного вида обезболивания.

2. В условиях войскового района могут быть применены: а) общее ингаляционное обезболивание (эфир, хлорэтил и их сочетания) б) местное инфильтрационное и проводниковое (новокаин), а также сочетания местного и общего, в) неингаляционный наркоз (гексенал).

...

4. Значительная часть операций может быть проведена под местным обезболиванием при условии хорошего знакомства хирурга с техникой местного обезболивания и достаточно спокойного состояния раненого.

5. У раненых, сильно возбужденных в результате полученного ранения и боевой обстановки, лучше применять общее обезболивание.

В 1944 году добавили еще спинномозговой наркоз.

Я предположил, что кроме официальных, были еще секретные указания с запретом применять общее обезболивание, но эта идея у защитников статьи понимания не встретила )
00159: 19.07.2010 10:15
Alex Povolotsky
А "руководство по лечению ран" - смертельно опасно при чем-нибудь тяжелом.

Принципиальные, бесспорные моменты:

1. Вообще не упомянута иммобилизация. Обязательная при переломах

2. Рекомендация давать пить раненому в живот - смертносна

3. Рекомендация "залили рану свежим соком репчатого лука и зашили" - это вообще какой-то ужас.

Про космонавта Андрияна Николаева - поищите его биографию, посмеетесь.
00176: 23.07.2010 16:53
Alex Povolotsky
Еще фактов представить?
00178: 24.07.2010 00:07
KSV
А зачем? Чтобы доказать что раньше врачи никого не убивали? Так сейчас это мало кому интересно. Чтобы доказать, что методы лечения из статьи - фигня? Так скоро люди с профессией "врач", как и лекарства, будут в очень большом дефиците, а серьезных ран будет много - вот и проверим.

А пока, как я уже писал, проверяю все на себе и результат впечатляет. Понимаю, что маленькая царапинка или порез и серьезное ранение не особо сравнимы, но опять же - главное понимать что и зачем делается, а статья в этом как то помогает.
00179: 24.07.2010 10:14
Alex Povolotsky
1. Чтобы доказать, что приведенная статья - клевета
2. Статья очень грамотно запутывает. В статье опущено несколько принципиально важных моментов, а неважные выпячены и гипертрофированы. В частности, биология раны описана с принципиальными и опасными искажениями
3. Про врачей - почитайте Вересаева, "Записки врача". Ничего принципиального с тех пор не изменилось
00180: 24.07.2010 11:09
KSV
Я пробежался по нескольким сайтам, где выложена эта статья, и везде там идут баталии на тему "ложь или нет" и это несмотря на то, что есть масса других более актуальных направлений для приложения усилий :о) Кто то почитает аргументацию в конференциях и сделает свои выводы, а для меня лично это является самым убедительным доказательством правоты автора.

А вообще то мне не совсем понятно что тут плохого для критиков статьи - если их противники, начитавшись про неправильные методы лечения, "залечат себя до смерти". К чему с пеной у рта доказывать чью то неправоту если не правый сам себя истребит и все само встанет на свои места? :о)

В общем - надо просто статейку принять к сведению и идти дальше, иногда отмечая для себя факты ее правоты или не правоты.
00181: 24.07.2010 11:12
Alex Povolotsky
Дело в том, что эту статейку энергично проталкивают. Очень энергично. То, что сторонники ЭТОГО залечат до смерти сами себя - меня, пожалуй, только порадует. Но они могут оказаться на месте несчастного случая и начнут энергично спасать пострадавшего - как же, у них Самая Передовая В Мире Методика! И успешно пострадавшего - убьют.

Кроме того, если бы я ... не то, чтобы планировал, а рассматривал возможность войны с Россией, то не пожалел бы денег на статьи типа "Все ваши командиры - бездари", "Ваши врачи только убивают" и так далее.

Да, и, по-вашему, любая агрессивно проталкиваемая ложь становится правдой автоматически?
00183: 25.07.2010 23:40
KSV
"...по-вашему, любая агрессивно проталкиваемая ложь становится правдой автоматически?"
Естественно - нет, но любой материал, на "забалтывание" которого используется очень много ресурсов однозначно вреден тем, кто располагает этими самыми ресурсами. В нашем случае очень серьезный ресурс направлен на доказательство, что статья лжива, а это автоматически сильно повышает шансы на ее правдивость.

"И успешно пострадавшего - убьют."
Я не врач и не могу профессионально судить о правильности методик, предложенных в статье, но то образование, что у меня есть все же позволяет понять что вообще то ничего особо опасного там не описано - наоборот предложено действовать с пониманием что делаешь.
Кроме того "энергично спасать" они будут не любого пострадавшего, а смерть того кого будут "энергично спасать" вряд ли расстроит критиков статьи :о)

"...рассматривал возможность войны с Россией..."
А зачем "рассматривая возможность войны с Россиянией" задействовать столько ресурсов? Рассылаем ключевым Россиянским чиновникам письма с предложением "ровно сидеть на заднице", пригрозив им возможностью лишиться наворованных денежек - можете быть уверены - они сдадут все и всем... Обычное оружие скоро и так окончательно развалится без перспектив ремонта... "Ядерное оружие" - за те годы, которые оно лежит без обслуживания, изотопный состав плутония, находящегося в боеголовках, сильно изменился, а Россиянские реакторы, нарабатывающие оружейный плутоний для замены боевых частей, остановлены... В том, что "командиры бездари" все убедились уже после первой чеченской и вряд ли они с тех времен сильно поумнели...
А вообще для того чтобы понять перспективы войны обычным стрелковым вооружением с кем либо достаточно потусоваться возле любого достаточно большого скопления народа, например в какой - либо большой очереди "овощей" - услышите много интересного :о) Свои прогнозы дефицита врачей и лекарств я связываю именно с этими настроениями, а не с какой то войной.
00184: 26.07.2010 10:25
Alex Povolotsky
Забалтывание? Где Вы увидели забалтывание? Я вот вижу - активное продвижение, периодически - с косметическими изменениями, подозрительно грамотно написанного рекламного текста.

Вообще, на антимедицинскую пропаганду брошены средства, которые я затрудняюсь посчитать - но ОЧЕНЬ немалые. Почему? Зачем?

Да, распространители этих конкретно статей, на попытку спорить,

либо начинают оскорблять
либо закрывают комментарии
либо переводят тему.

"Баталий" нигде нет. Везде есть дружная работа стаи крикунов.

И, между прочим, самую большую опасность для пострадавшего (спросите у любого врача скорой!) представляют доброхоты, вооруженные методичками и неведомыми средствами, которые должны прям немедленно помочь.

Предлагается действовать с пониманием, да. Но "понимание" там идет с преднамеренно внесенными ошибками.

Я повторюсь.

В статье ни слова не сказано про иммобилизацию - а при переломе или даже обширной ране это важнейшее мероприятие.
В статье открытым текстом рекомендуется давать пить раненому в живот. Это 100% летальности при применении.
В статье рекомендуется промывать рану, причем нестерилизованной водой. Это дважды опасно для раненого.

Про "зачем рассматривать возможность" - я ничего не могу сказать. Но, ЕСЛИ ее рассматривать, такие статьи необходимы. И педалировать преступления РККА, и "трупамизавалили" тоже необходимо. На последние два пункта точно денег не жалеют.

"овощей"?... NS?
00185: 26.07.2010 22:09
KSV
А Вы знаете, что дело тут не в лечении? Чтобы в этом убедиться достаточно разделить эту статью на две части, выложив их отдельно. Все дискуссии соберет на себя историческая часть т.к. именно она для кого то до сих пор вредна.

Кстати - на всех страничках с баталиями по поводу этой статьи на одного "защитника" приходится десяток "опровергателей" что очень показательно и, скорее всего, не умно.

Я же пока просто наблюдаю и делаю выводы.
00186: 27.07.2010 00:31
Alex Povolotsky
Историческая и лечебная части одинаково вредны. Просто историческая содержит больше легко доставаемых через поисковики фактов. Всю фигню лечебной части я начал понимать примерно через год вдумчивого чтения.

Кстати, историческая часть вредна и для Вас лично.

А где это "на одного защитника приходится десяток опровергателей"? Я везде видел иную картину. Десяток подгавкивателей.

Чтобы делать выводы, нужно хоть немного ориентироваться в предметной области. Ну - дайте мне самый надежный факт, который Вы найдете в любой из двух статей.
00187: 27.07.2010 02:22
KSV
Повторю еще раз то, что уже писал в №151 с небольшими дополнениями:

1. Одной моей знакомой, которую все кто ее знал звали "терминатор" за ее железобетонное здоровье, вот уже 6 лет не удается привести себя в норму после того как она по какому то незначительному поводу покушала выписанные ей "врачом" гормональные таблетки. У нее отнялась левая рука.
2. Моя тетка покушала так же выписанные ей "врачом" новомодные (читай рекомендованные или продвигаемые) таблетки от давления и вот уже второй месяц не вылезает из больниц (корреляция между приемом таблетки и сердечным приступом через пару дней после приема была легко прослежена)
3. После перенесенного второго инсульта состояние моего отца очень быстро ухудшалось. После отказа от выписанных ему лекарств у него практически сразу нормализовалась речь и за полгода практически восстановилась кратковременная память. Читать он, правда так и не научился, но пишет вполне понятно. Связь ухудшения состояния с выписанными лекарствами была очень хорошо заметна когда он, по совету соседки, попробовал снова принимать лекарства и практически сразу начал, как и раньше, пытаться мыть посуду в газовой плите и ходить в туалет на улицу.
4. После прочтения этой и нескольких других подобных статей и некоторых размышлений я несколько изменил свои взгляды на лечение и сразу же распрощался с сопровождавшим меня всю жизнь повышенным давлением, я перестал "грипповать" зимой, я могу скушать практически любую "каку" и меня не пронесет, как большинство, те порезы и ожоги, на которые я обращаю внимание, заживают максимум за 2 дня без воспаления... Развлекательная часть этого сайта имеет мизерную посещаемость так что это не самолюбование, а просто "самоаргумент" для принятия решения кто говорит правду.

1-3 - это то, что произошло в настоящем, на моих глазах и таких примеров у меня за прожитое время скопилось множество. Так почему я должен верить что раньше все было не так же?
00188: 27.07.2010 02:29
KSV
Кроме того 99% овощного народца даже не подумают оторвать голову от своей "лохани с помоями" - им совершенно не интересно кто, кого и за что убивал в той войне... Самый простой метод "похерить" эту статью - это просто не обратить на нее внимания - там слишком много буковок и не каждый способен ее прочесть, а тем более понять... Аудитория, для которой статья предназначена, специфическая и ее вымирание вряд ли огорчит "критиков" (а может там не вымирание, а здоровье и процветание? :о) так что медицинскую часть отметаем - тем более там рассматривается мало применяемый в мирное время раздел медицины :о)

Получается что все битвы разворачиваются вокруг обвинения что определенная часть врачей сознательно наносила вред определенной части пациентов (главная мысль исторической части) - а разве это не так?
00196: 02.08.2010 13:14
Alex Povolotsky
кстати, вот разбор ЭТОГО врачами - http://www.spbgu.ru/forums/index.php?showtopic=39984

"овощ" - Вы из NS, что ли?

Почитайте, почитайте Вересаева, "Записки врача". Там про врачебные ошибки сказано очень много.
1 2 Следующая
Имя:
7000
e-mail: